5.1. Познание, его возможности и границы

5.1.1. Познание как предмет философского анализа

5.1.2. Философы античности о познании

5.1.3. Постановка гносеологических вопросов философами Нового времени

5.1.4. Постановка проблемы познания в немецкой классической философии

5.1.5. Русские философы о познании

5.1.6. Современные философские направления о познаваемости мира

5.2. Диалектико-материалистическая. Теория познания

5.2.1. Принципы и методы

5.2.2. Основные категории теории познания

5.3. Методы и формы научного познания. Научное сознание и мир науки

5.3.1. Понятие науки

5.3.2. Социальные функции науки

5.3.3. Инфраструктура научного знания

5.3.4. Эмпирическая модель теории познания

5.3.5. Основные методы рационального познания

5.4. Моделирование как метод научного познания

5.4.1. Определение модели. Классификация

5.4.2. Основные функции моделей

5.4.3. Моделирование и проблема истины

5.4.4. Особенности кибернетического моделирования

5.5. Методология и методика прогнозирования

5.5.2. Научно-технические прогнозы

5.5.3. Классификация прогнозов

5.6. Техника: закономерности развития и роль в жизни общества

5.1. Познание, его возможности и границы

5.1.1. Познание как предмет философского анализа

Учение о способности человека познавать мир, сознательно воздействовать на окружающую действительность, на процессы природы и общества является одним из важнейших в любой философской школе, поскольку оно связано с решением основного вопроса в философии. Сложность и противоречивость современного процесса познания, многообразие школ и концепций выдвигают необходимость рассмотрения специфики философского подхода к познавательной деятельности.

Познание – специфическая деятельность, обусловленная общественно исторической практикой, направленной на приобретение и развитие знания, его углубления и совершенствование. По своей специфике познание ориентировано на открытие законов природы и общества, тайн бытия человека и мира вообще, обнаружения возможных способов действия с предметами и явлениями.

Знаниеобъективная реальность, данная в сознании человека, который в своей деятельности реально воспроизводит объективные закономерные связи реального мира. Термин "знание" в философской литературе употребляется в нескольких смыслах: знание как гносеологическая форма отношений человека к действительности; знание как способности, умения, навыки; знания как проверенный практикой результат познания. Вопрос о познаваемости мира, о путях и способах его познания является предметом дискуссии между представителями скептицизма и агностицизма с одной стороны, и гносеологического оптимизма – с другой. Первые сомневаются и отрицают (полностью или частично) принципиальную возможность познания мира, выявления его закономерности и постижения объективной истины. Вторые не отрицают познаваемости мира и утверждают познаваемость истины.

5.1.2. Философы античности о познании

Проблемы теории познания возникли вместе с зарождением философии. Познание и его изучение не есть нечто неизменное, раз и навсегда данное, оно представляет собой нечто "диалектическое", развивающееся по определенным законам. Познание имеет длительную историю, истоки которой уходят в античную философию. Ее представители Гераклит, Зенон, Протагор, Сократ, Платон, Аристотель сформулировали глубокие идеи соотношения знания и мнения, истины и заблуждения, о совпадении знания и предмета, о диалектике как методе познания.

В книге "Государство" Платон рассматривает виды знания: чувственное и интеллектуальное. Чувственное знание - низший вид, интеллектуальное - высший. Каждое из этих понятий в свою очередь делится на "мышление" и "рассудок" .

Под мышлением Платон понимает деятельность одного лишь ума, свободную от примеси чувственности, непосредственно созерцающую интеллектуальные предметы. Это та деятельность, которую Аристотель назовет впоследствии "мышлением о мышлении", неоплатоники - вслед за Платоном - интеллектуальной интуицией. Тот же термин использует впоследствии немецкий философ 19 века Шеллинг. Идеалисты, начиная с Платона, полагали, будто находясь в сфере интеллектуальной интуиции, познающий пользуется умом ради самого ума.

Под "рассудком" Платон понимает такой вид интеллектуального знания, при котором познающий также пользуется умом, но уже не ради самого ума, а для того, чтобы понимать чувственные вещи. "Рассудок" Платона уже не непосредственный интуитивный, а опосредованный, "дискурсивный" вид знания. И в сфере "рассудка" познающий применяет интеллектуальные "эйдосы", но применяет их только в качестве "гипотез". Рассудок, согласно Платону, действует между сферами ума и мнения. Он ниже ума и выше ощущений.

Чувственное знание Платон также делит на области; "веру" и "подобие". Посредством "веры" мы воспринимаем вещи в качестве су шествуют и к и утверждаем их в этом качестве" "Подобие" - вид уже не восприятия, а представления вещей, или интеллектуальное действование с чувственными образами вещей. От "мышления" оно отличается тем, что здесь нет действования с чувственными образами вещей. "Подобие" отличается от "веры", тем, что подобие - это мыслительное построение, основывающееся на "вере".

С этими различиями у Платона тесно связано различение знания и мнения. Знает тот, кто мыслит о самих прекрасных вещах, кто может созерцать как само прекрасное, так и причастное ему. Кто причастного не принимает за само прекрасное, а самого прекрасного не принимает за всего лишь причастное ему. Мысль такого человека справедливо назвать знанием. В отличие от знающего обладатель мнения любит прекрасные цвета, образы, звуки, но его ум бессилен видеть и любить природу самого прекрасного. Мнение не есть незнание, но оно не есть знание? оно темнее знания и яснее незнания. В отличие от мнения знание есть потенция, особый род существующего. Род этого характеризует направленностьs знание направляется к своему предмету, и всякая потенция, направляющаяся к одному и тому же и делающая одно и то же.

Выдающийся мыслитель древности Аристотель общепризнанно считается "отцом логики". Обобщив методы познания науки и философии 6-4 в.в. до н.э., классифицировав и описав их, Аристотель создал учение о формах постигающего истину мышления, то есть логику.

Слово "логика", а тем более выражение "формальная логика" у Аристотеля не встречается. У него мы находим такие словоупотребления, как "логический силлогизм", "логическое рассуждение", "логические проблемы", но не слово "логика". Аристотель впервые вычленил и исследовал формы логического мышления, передав их изучения специальной науке, которую мы теперь называем логикой.

Первыми, кто занялся изучением методов исследования и сделали их предметом философской рефлексии, были Сократ и Платон. Логика и диалектика Аристотеля являются продуктом критической их переработки и развития. У обоих древнегреческих философов диалектика понималась в качестве органона познания вещей через их сущность ("идеи" у Платона).

Диалектика, как ее понимал Платон, является познанием вещей на основе их идей и средством познания самих идей. Высшей идеей, к которой, по Платону, сводились все идеи, а соответственно и всякое познание, является идея "блага". В реальной действительности эта идея является "причиной всего правого и прекрасного", а в области познания - причиной "истины и ума".

Аристотель неоднократно подчеркивает, что для применения и развития науки логики необходимо опираться на непреходящее бытие, лишь тогда возможно применение законов логики. Философ пишет, что не имеет смысла судить об истине на том основании, что окружающие нас вещи явно изменяются и никогда не остаются в одном и том же состоянии. Ибо в поисках истины необходимо отправится от того, что всегда находится в одном и том же состоянии и не подвергаются никакому изменению.

По Аристотелю, для нашего познания единичное бытие есть сочетание "формы" и "материи". В плане бытия "форма" - сущность предмета или те определения самого по себе существующего предмета, которые могут быть сформулированы в понятии о предмете. То, с чем может иметь дело знание, есть только понятие, заключающее в себе существенные определения предмета. Напротив, если мы отвлечемся от понятия, то из всего содержания самого предмета останется то, что уже ни в каком смысле не может стать предметом знания.

Чтобы знание было истинным, оно, по Аристотелю, не только должно быть понятием о предмете. Кроме того, самим предметом познания может быть не преходящее, не изменчивое, не текущее бытие, но только бытие непреходящее, пребывающее. Такое познание возможно, хотя отдельные предметы, в которых только и существует непреходящая сущность, всегда только предметы преходящие, текучие. И такое познание может быть только познанием "формы". Эта форма каждого предмета вечна: она не возникает и не погибает. У Аристотеля истина рассматривается как высшая форма бытия. Человек, постигая истину, приближается к совершенному бытию.

Цель умозрительного знания - истина, а цель знания, касающегося деятельности - дело: ведь люди деятельные даже тогда, когда они рассматривают вещи, каковы они, исследуют не вещи, а вещь в её отношении к чему-то и в настоящее время. Но мы не знаем истины, не зная причины. А из всех вещей тем или иным свойством обладает та, благодаря которой такое же свойство присуще и другим; наиболее истинно то, что для последующего есть причина его истинности.

Аристотель также выделяет проблему, впоследствии ставшую камнем преткновения в философии: на основе чего строится познание человека о мире - на основе эмпирического опыта или в результате мыслительной деятельности? Если имеет место и то и другое, то каково их соотношение? Истинное и ложное означают следующее: истина есть удостоверение (как бы) на ощупь ,а сказывание (ведь не одно и то же утвердительная речь и сказывание). Когда нельзя таким образом удостовериться, имеется незнание. В самом деле, относительно сути вещи ошибаться невозможно - разве что привходящим образом, - и одинаково обстоит дело и с сущностями несоставными, ибо и относительно них ошибиться нельзя; и все они существуют в действительности, не в возможности, ибо иначе они возникали бы и уничтожались; а сущее само по себе не возникает и не уничтожается, ибо оно должно было бы возникать из чего-то; поэтому относительно того, что есть бытие само по себе и в действительности, нельзя ошибаться, а можно либо мыслить его, либо нет. Относительно его ставится вопрос только о сути, а не о том, такого ли свойства оно или нет.

Что же касается бытия как истины, отмечает Аристотель, и небытия как ложного, то в одних случаях, если связывают (связанное на деле), имеется истинное, если же такого связывания нет, то - ложное, а в других случаях, когда имеется одно, если оно действительно сущее, оно есть только таким-то образом; если же оно таким-то образом не существует, и истина здесь в том, чтобы мыслить это сущее, а ложного здесь нет, как нет здесь и заблуждения, а есть лишь незнание.

Таким образом, мы видим как трактовалась в древнегреческой философии проблема истины. В частности, какое звучание эта проблема приобрела у Аристотеля. Необходимо отметить, что отправной точкой для исследования истины, у него служит положение о необходимости опираться на непреходящее бытие. Разум человека рассматривается как инструмент постижения истины, в поисках которой необходимо лишь опираться на формальные законы логики.

5.1.3. Постановка гносеологических вопросов философами Нового времени

Серьезные изменения в развитии теории познания были сделаны европейской философией Нового времени, в которой гносеологическая проблематика заняла, центральное место.

Ф. Бэкон - родоначальник английского материализма и методологии опытной науки. Философия Бэкона соединила в себе эмпиризм с теологией, натуралистическое миросозерцание - с началами аналитического метода. Рассуждениям о Боге Бэкон противопоставил доктрину "естественной" философии, которая базируется на опытном сознании (эмпиризм - опыт). Как материалистический эмпирист Ф. Бэкон (наряду с Гоббсом, Локком, Кондильяком) утверждал, что чувственный опыт отражает в познании только объективно существующие вещи, (в противоположность субъективно-идеалистическому эмпиризму, который признавал единственной реальностью субъективный опыт).

В противоположность рационализму в эмпиризме рационально-познавательная деятельность сводится к разного рода комбинациям того материала, который дается в опыте, и толкуется как ничего не прибавляющая к содержанию знания.

Здесь эмпиристы столкнулись с неразрешимыми трудностями выделения исходящих компонентов опыта и реконструкции на этой основе всех видов и форм сознания. Для объяснения реально совершающегося познавательного процесса эмпиристы вынуждены выходить за пределы чувственных данных и рассматривать их наряду с характеристиками сознания (таких как память, активная деятельность рассудка) и логическими операциями (индуктивное обобщение), обращаться к категориям логики и математики для описания опытных данных в качестве средств построения теоретических знаний. Попытки эмпиристов обосновать индукцию на чисто эмпирической основе и представить логику и математику как простое индуктивное обобщение чувственного опыта потерпели неудачу.

Рационализм- (разум) как целостная система гносеологических воззрений начал складываться в 17-18 вв. в результате "торжества разума" – развития математики и естествознания, хотя его истоки можно найти еще в др.греческой философии.

Культ разума вообще характерен для эпохи 17-18 вв. - истинно только то, что укладывается в определенную логическую цепочку. Обосновывая безусловную достоверность научных принципов математики и естествознания рационализм пытался решить вопрос: как знание, полученное в процессе познавательной деятельности, приобретает объективный, всеобщий и необходимый характер. Представители рационализма Р. Декарт, Б. Спиноза, Г. Лейбниц утверждали, что научное знание, обладающее этими логическими свойствами, достижимо посредством разума, который выступает как его источником, так и собственно критерием истинности.

Так например, к основному тезису сенсуалистов "нет ничего в разуме, чего прежде не было в чувствах" рационалист Лейбниц добавляет: "Кроме самого разума". Принижение роли чувств и ощущений восприятия, в форме которого реализуется связь с миром, влечет за собой отрыв от реального объекта познания. Обращение к разуму как единственному научному источнику знания привело рационалиста Декарта к заключению о существовании врожденных идей. Хотя, с точки зрения материализма, это можно назвать генетическим кодом, передаваемым от поколения к поколению. С ним согласен Лейбниц, предполагая наличие предрасположений (задатков) мышления.

Р. Декарт - французский философ и математик, являясь одним из основоположников "новой философии", основатель картезианства, был глубоко убежден, что на истину натолкнется скорее отдельный человек, чем целый народ. При этом он отталкивался от "принципа очевидности" при котором всякое знание должно было проверяться с помощью естественного "света разума". Это предполагало отказ от всех суждений принятых на веру. Великий философ, предложивший свою систему координат в математике (декартова - прямоугольная система координат) предложил и точку отсчета для общественного сознания.

По Декарту научное знание должно было быть построено как единая система в то время как до сих пор (до него) оно было лишь собранием случайных истин. Незыблемым основанием (точкой отсчета) такой системы должно было стать наиболее очевидное и достоверное утверждение (своеобразная "истина в последней инстанции"). Декарт считал абсолютно неопровержимым суждение "мыслю, следовательно, существую". Этот аргумент предполагает убеждение в превосходстве умопостигаемого над чувственным, не просто принцип мышления, а субъективно пережитый процесс мышления от которого невозможно отделить собственно мыслящего. Однако, самосознание как принцип философии еще не обрело полной автономии. Истинность исходного принципа, как знания ясного и отчетливого гарантировано у Декарта наличием Бога - существа всемогущего, вложившего в человека естественный свет разума. Самосознание у Декарта не замкнуто на себя и открыто Богу, который выступает источником мышления: все смутные идеи - продукт человека (а поэтому ложны), все ясные идеи идут от Бога, следовательно истинны. И здесь у Декарта возникает метафизический круг: существование всякой реальности (в том числе и Бога) удостоверяется через самосознание, которое (значимость выводов этого сознания) обеспечивается опять-таки Богом.

Самое первое достоверное суждение ("основа основ", "истина в последней инстанции") по Декарту - мыслящая субстанция. Она открыта нам непосредственно (в отличие от материальной субстанции - которая открыта нам опосредованно через ощущения). Декарт определяет эту первоначальную субстанцию как вещь, которая для своего существования не нуждается ни в чем, кроме самой себя. В строгом смысле подобной субстанцией может быть только Бог, который вечен, вездесущ, всемогущ, источник всякого блага и истины, творец всех вещей.

Мыслящая и телесная субстанции сотворены Богом и им поддерживаются. Разум Декарт рассматривает как конечную субстанцию вещь несовершенную, неполную, зависящую от чего-то другого и стремящуюся к чему-то лучшему и большему, чем Я сам. Таким образом, среди сотворенных вещей Декарт называет субстанциями только те, которые для своего существования нуждаются лишь в обычном содействии Бога, в отличие от тех, которые нуждаются в содействии других творений и носят названия качеств и атрибутов.

Материя по Декарту делима до бесконечности (атомов и пустоты не существует) а движение объяснял с помощью понятия вихрей. Данные предпосылки позволили Декарту отождествить природу с пространственной протяженностью, таким образом, оказалось возможным изучение природы представить как процесс ее конструирования (как, например, геометрические объекты).

Наука по Декарту конструирует некоторый гипотетический мир и этот вариант мира (научный) равносилен всякому другому, если он способен объяснить явления, данные в опыте т.к. это Бог является "конструктором" всего сущего и он мог воспользоваться для осуществления своих замыслов и этим (научным) вариантом конструкции мира. Такое понимание мира Декартом как системы тонко сконструированных машин снимает различие между естественным и искусственным. Растение такой же равноправный механизм, как и часы, сконструированные человеком, с той лишь разницей, что искусность пружин часов настолько же уступает искусности механизмов растения, насколько искусство Высшего Творца отличается от искусства творца конечного (человека). Впоследствии аналогичный принцип был заложен в теорию моделирования разума - кибернетику: ни одна система не может создать систему сложнее себя самой. Таким образом, если мир - механизм, а наука о нем - механика, то процесс познания есть конструирование определенного варианта машины мира из простейших начал, которые находятся в человеческом разуме. В качестве инструмента Декарт предложил свой метод, в основу которого легли следующие правила:

  • начинать с простого и очевидного;
  • путем дедукции получать более сложные высказывания;
  • действовать таким образом, чтобы не упустить ни одного звена (непрерывность цепи умозаключений) для чего нужна интуиция, которая усматривает первые начала, и дедукция, которая дает следствия из них.

Как истинный математик Декарт поставил математику основой и образцом метода, и в понятии природы оставил только определения, которые укладываются в математические определения - протяжение (величина), фигура, движение. Важнейшими элементами метода являлись измерение и порядок. Декарт отождествил ум и душу, называя воображение и чувство модусами ума. Устранение души в ее прежнем смысле позволило Декарту противопоставить две субстанции природу и дух, и превратить природу в мертвый объект для познавания (конструирования) и использования человеком.

Очень трудно сделать вывод в окончательной правоте какой-либо из описанных концепций познания - полное отрицание значения опыта одной школой и отрицание организующего начала в качестве более сложной системы (составной частью которого является и наш трехмерный мир).

Проблему существования врожденных идей можно более подробно рассмотреть на примере двух противостоящих друг другу концепций — Дж. Локка (эмпиризм) и Г.В. Лейбница (рационализм).

Локк утверждает, что одним из самых распространенных аргументов при доказательстве существования врожденных идей является ссылка на всеобщее согласие в их существовании, на наличие в душе человека мыслительных способностей, всеобщих для всех. Локк критикует эту точку зрения, показывая, что всеобщность идей и их врожденность — разные понятия. Всеобщность идей не доказывает их врожденности. Ведь даже такие ставшие законами логики принципы, как закон тождества и закон непротиворечия, не являются всеобщими. Они не известны, например, детям, умалишенным и значительной части людей, не изучавшей логику, следовательно, не даны от природы, не являются врожденными.

Еще меньше права называться врожденными имеют практические принципы, являющиеся основаниями морали и нравственности, религиозных представлений и традиций. Доказать общепринятость практических принципов не представляется возможным. Более того, целые народы имеют прямо противоположные нравственные начала. "Я легко допускаю, — пишет Локк, — что существует большое число мнений, которые принимаются и усваиваются как первые и неоспоримые принципы людьми различных стран, воспитаний и характеров; многие из них не могут быть истинными как из-за их нелепости, так и из-за взаимной противоположности. Тем не менее все эти положения, как бы неразумны они ни были, считаются в разных местах столь священными, что даже здравомыслящие в других отношениях люди скорее расстанутся с жизнью и всем самым дорогим для себя, чем позволят себе и другим усомниться в их истинности".

Все без исключения идеи, делает вывод Локк, имеют совсем иную природу, иное происхождение. От внешних предметов при помощи органов чувств наш ум получает различные ощущения и восприятия (желтое, горячее, мягкое, горькое). Внутреннее действие ума, или "внутреннее чувство", — Локк называет его рефлексией — доставляет идеи нашему разуму. Никаких других источников происхождения идей, кроме ощущений и действий ума, полагает он, не имеется.

Разногласия между Лейбницем и Локком по данному вопросу касались и вопроса о том, можно ли нашу душу до начала знания уподобить чистой доске, на которой еще ничего не написано? Локк давал утвердительный ответ на поставленный вопрос. Иной позиции придерживается Лейбниц: душа не является пустой доской, в ней внутренне содержатся основные принципы, общие понятия. Они находятся там до начала познания чего бы то ни было, в том числе самой души, поэтому они не могут не быть врожденными. В душе существуют вечные законы разума, считает Лейбниц, но обнаружить их не так просто, для этого требуется внимание и определенные умственные усилия. Разум способен уловить необходимые связи и в соответствии с ними установить надежные правила, которые в свою очередь дадут возможность предсказывать события и явления, не фиксируемые в настоящее время органами чувств, чем, собственно, и отличается деятельность человека от действий животных.

Восприятия дают нам лишь частный случай, "индивидуальную истину". И на основе даже очень большого числа примеров и их обобщения при помощи абстракции (как это предполагал Локк), по мнению Лейбница, нельзя получить общего понятия, в несомненной адекватности которого мы были бы абсолютно уверены.

Согласно Лейбницу, душа и тело живут и действуют каждое по своим законам, но тем не менее "одно повинуется другому, насколько это требуется". Гармония души и тела предустановлена первоначальной субстанцией, носительницей общих свойств и способностей души и тела. Вся Вселенная воздействует на нашу душу, целое действует на свою составляющую часть, и вся Вселенная целиком отражается в своей части, но с различной степенью точности в каждой из них. Вселенная представляет собой бесконечную совокупность вещей, каждая из которых наделена способностью к восприятию и может быть уподоблена живому существу, имеющему душу и тело. Каждое такое существо уникально, имеет свой духовный мир, свой мир знания о целом, и в то же время все они вместе составляют гармоническое единство, предустановленное самой природой. Природа предопределила одинаковые для этих существ способности, которые делают возможным понимание их друг другом.

Каждое из конкретных восприятий состоит из множества незаметных для чувств микровосприятий, из незаметного (неощущаемого) складывается заметное (явно ощущаемое). Существует как бы "порог" восприятия: до некоторых пор мы не ощущаем и не осознаем воздействия вещей на наши души. Когда же наступает осознание действия вещи и возникает восприятие, последнее есть уже не непосредственное знание, а абстракция, результат медленного и незаметного накопления микровосприятий. Никакого скачка не происходит, а осуществляется плавный и незаметный для нас рост одного и того же ощущения. Лейбниц, разумеется, не против абстракций, наоборот, он отмечает, что "абстракция сама по себе не является ошибкой, лишь бы только помнили, что то, от чего отвлекаются, все же существует". А существует то, что недоступно чувствам, и так как имеются (и по Локку, и по Лейбницу) только два источника познания — чувства и рефлексия (разум), — то, значит, в душе присутствуют неосознанные (врожденные) идеи, направляющие незаметные восприятия. Деятельностью души управляют врожденные принципы.

Лейбниц выдвигает положение о том, что природа не делает скачков — так называемый закон непрерывности. Идеи Лейбница, как известно, вплотную подводили к открытию бесконечно малой величины и обоснованию дифференциального исчисления в математике. Бесконечно малая величина не есть ничто, но в то же время она и не является чем-то определенным; только в предельном случае выполнения определенной функции может быть прояснена ее роль: микровосприятия (бесконечно малые величины) плавно преобразуются в качественно ощущаемое восприятие, доступное для наших "грубых" органов чувств. Но ведь фиксация такого восприятия была незаметным образом подготовлена деятельностью нашей души, не органов чувств, а врожденными механизмами, неосознаваемыми мыслительными факторами, следовательно, душа до воздействия на нее предметов внешнего мира не была пустой.

Подводя итог, нужно отметить, что критика Локком теории врожденных идей не является ее голым отрицанием, а направлена на опровержение ее оснований. Движение критической мысли британского материалиста идет в трех направлениях.

Во-первых, врожденность идей и их всеобщность — это разные понятия. Даже если доказана всеобщность какой-либо идеи, отсюда еще не следует заключения о ее врожденности. Во-вторых, подвергается критике сама всеобщность путем приведения примеров, ее опровергающих. В-третьих, Локк анализирует свойства "быть разумным" и "быть понятным": если исходить из того, что находящееся в разуме должно быть понятным, то врожденная идея должна быть понятной. Дальнейший ход мысли, по Локку, приводит к следующему выводу: "Так как истины, приобретенные разумом, тоже понятны, то между врожденными и приобретенными идеями нет в этом отношении никакой разницы".

Важно напомнить, что спор о природе врожденных идей опирается на разное толкование центрального понятия обоих мыслителей — понятия абстракции. По Локку, необходимые истины и общие понятия получаются в результате рассмотрения большого числа сходных индивидуальных истин, частных примеров и отвлечения (абстрагирования) от несущественных признаков. Обобщение на основе абстрагирования и дает то, что называют общей идеей. По Лейбницу, наоборот, необходимые истины и общие понятия не должны зависеть от частных примеров и от показаний органов чувств. Чувства, конечно, выполняют свою функцию, но она сводится лишь к первоначальному "толчку". Они лишь заставляют задуматься над возможностью обобщения. Абстракция подготавливается незаметной деятельностью души, работой ее врожденного механизма.

Так, использование одного и того же термина приводит к разным результатам. У Локка абстракция доказывает отсутствие врожденных идей, а у Лейбница, наоборот, — их наличие.

Следует подчеркнуть, что, по Лейбницу, душа и тело не противостоят друг другу, а находятся в гармонии, которая обеспечена первоначальной субстанцией, являющейся носительницей общих свойств души и тела. Этот вид гармонии души и тела Лейбниц называет предустановленной гармонией. Все души сходны, так как по своей природе имеют общую причину. Именно поэтому они понимают друг друга. Знание, которым они располагают, может на этом основании считаться интерсубъективным.

5.1.4. Постановка проблемы познания в немецкой классической философии

Проблемам познания в немецкой классической философии были посвящены труды И.Канта, Г.Гегеля, Л.Фейербаха. Основоположник немецкой классической философии И. Кант впервые попытался связать проблемы гносеологии с исследованием исторических форм деятельности людей, существующих лишь в нормах деятельности субъекта. Он подразделяет логику на общую /формальную/ - логику рассудка и трансцендентальную - логику разума, которая явилась зачатком диалектической логики.

В работах Канта "критического периода" проблемы теории познания, этики и вопросы о целесообразности в природе были рассмотрены как взаимосвязанные и взаимообусловленные. Это, прежде всего, относится к постановке теоретико-познавательных проблем, нашедших свое завершение, согласно кантовской концепции, в эстетике.

В анализе процесса познания Кант особо выделил понятийное мышление - "мышление есть познание через понятия", указывая, что, помимо созерцания, существует лишь один способ познания, а именно познание через понятия, не интуитивное, а дискурсивное. В "Критике чистого разума" на вопрос о том, что такое истина. Кант ответил следующим образом. Истина возможна лишь в форме предмета, то есть как соответствие рассудка (самой формы всеобщности и необходимости) и чувства (эмпирического многообразия ощущений, возникающих в априорных формах времени и пространства). Предметность понималась, как правило, расположением ощущений в пространстве и во времени, которое заключает в себе применение чистого рассудка (категорий) и с помощью которого субъективные соединения восприятии получают объективный и всеобщий характер.

Кант различал и обособлял созерцание и рассудок, отводя каждому определенную роль в познавательном процессе. Однако, он постоянно подчеркивал их взаимосвязь. Без чувственности ни один предмет не был бы нам дан, а без рассудка ни один нельзя было бы мыслить. Мысли без содержания пусты, созерцания без понятий слепы. Поэтому в одинаковой мере необходимо свои познания делать чувственными (то есть присоединять к ним в созерцании предмет), а свои созерцания постигать рассудком, то есть подводить их под понятия. Эти две способности не могут выполнять функции друг друга. Рассудок ничего не может созерцать, а чувства ничего не могут мыслить. Только из соединения их может возникнуть знание.

И.Кант подчеркивает, что со времени Аристотеля логика не много обогатилась по содержанию, да это и невозможно в силу ее природы. Улучшаться же она может в отношении точности, определенности и отчетливости. Есть лишь немного наук, достигших столь устойчивого состояния, что они более не изменяются. К таковым принадлежит логика. Аристотель не упустил ни одного момента рассудка, и в этом отношении мы лишь точнее, методичнее и аккуратнее.

Но формальную логику Канта нельзя считать продолжением и развитием логики Аристотеля. Логика для Канта - собрание чисто формальных правил, служащих лишь для согласования мыслей. Логика, по мнению Канта, не может быть методом достижения объективной истины, орудием отыскания новых результатов.

В работах Канта делается попытка взглянуть на процесс познания не извне, а изнутри человека. Показывается ограниченность способности человеческого познания.

Философ пишет, что расхождение между чувственной и рассудочной способностью указывает только на то, что ум часто не может выразить конкретно и превратить в созерцание те абстрактные идеи, которые он получил от рассудка. Но эта субъективная трудность, как это нередко бывает, ошибочно кажется каким-то объективным противоречием и легко вводит в заблуждение людей неосмотрительных, заставляя их принимать границы человеческого ума за пределы, в которых содержится сама сущность вещей.

Философия, изучавшая знание в существовавших в науке того времени образцах, пришла по крайней мере, к двум сформировавшимся позициям. Постоянная незавершенность опыта приводила рационалистов к выводу, что только разум может сообщить знанию всеобщность и необходимость. А потому знание производится разумом. Эмпиризм, напротив, не менее убедительно доказал, что без чувств, без ответа никакое знание возникнуть не может и, следовательно, знание - продукт опыта. Наверное, можно согласиться с Н.К. Вахтоминым, утверждающим что, принимая во внимание эти взгляды, Кант стал рассуждать следующим образом. Он принял мысль, что опыт страдает незавершенностью. Совершенство знанию сообщает разум, приписывающий объектам то, что он берет из самого себя. Разум в широком смысле слова означает самодеятельность субьекта, включающую в себя как априорные формы рассудка (категории), так и априорные идеи, производимые разумом уже в узком смысле этого слова. Априорные формы чувственного созерцания и рассудка, отличающиеся от опыта, сообщают достоверность знанию, получаемому в опыте.

Это новая позиция по сравнению со взглядами как рационалистов, так и эмпириков Нового времени. Если предшественники Канта проблему происхождения знания ставили в форме дилеммы (знание- продукт опыта, и знание производится разумом), то Кант решал ее так: научное знание возникает благодаря опыту посредством априорных форм созерцания и рассудка.

Наряду с конкретно-научным знанием необходимо было объяснить своеобразие философского знания. Такая задача не ставилась предшественниками И.Канта. Кант предложил следующее: философское знание выходит за пределы опыта, если в ответе даны явления, составляющие содержание конкретно-научного знания, то философское знание относится к вещам самим по себе, таким, как душа, свобода, бог. Это знание, покидающее сферу опыта, не может претендовать на достоверность. Оно - предмет веры и необходимо лишь для практической деятельности. В отношении к вещам самим по себе Кант усматривал своеобразие философского знания. А так как это знание не может претендовать на достоверность, то философия, как отрасль знания, нуждается в преобразовании. Она не может быть наукой о бытии, а должна быть наукой о познании, о границах разума, о его способности к априорному познанию.

В отличии от предшественников, И. Кант полагает априорность не только деятельности интеллекта, но и чувств. Это - априорное созерцание. С помощью априорного созерцания познаются только явления, но не вещи сами по себе. "Вещь сама по всебе" остается непознанной нами, хотя она сама по себе и действительна. К мышлению о вещах самих по себе разум побуждает незавершенность опыта. В пределах опыта знание может расширяться до бесконечности. Но сколько бы оно не расширялось, мы никогда не познаем вещи сами по себе. В этом отношении опыт несовершенен.

По мнению Н.К. Вахтомина, И. Кант различает следующие виды знания: 1) происшедшие из опыта, 2) происшедшее из общего правила, которое когда-то было заимствовано из опыта. Последние являются априорными, чистыми знаниями.

Характер теории познания Канта определил его взгляд на предмет логики, на основные формы и законы мышления. По Канту предметом логики являются субъективные формы мышления, оторванные от материальной, объективной действительности. Кант в предисловии к "Критике чистого разума" писал, что границы логики совершенно точно определяются тем, что она есть наука, обстоятельно излагающая и строго доказывающая исключительно лишь формальные правила всякого мышления (независимо от того, имеет ли оно априорный или эмпирический характер, независимо от его происхождения или объекта, а также от того, встречает ли оно случайные или естественные препятствия в нашем духе).

Своими успехами логика обязана только ограниченности своей задачи, которая дает ей право и даже обязывает ее отвлечься от всех объектов знания и различий между ними; в ней, следовательно, рассудок имеет дело только с самим собой и своими формами. По мнению С.И. Попова, изложенному в книге "Кант и кантианство", основными чертами кантианской трактовки предмета формальной, или общей, логики являются:

  • Общая логика есть основа всех других наук.
  • Общая логика не может быть логикой истины, органоном, то есть орудием познания истины.
  • Она есть канон рассудка и разума, то есть совокупность принципов, которые учат "правильному, то есть согласному с самим собой, употреблению рассудка". При этом Кант подчеркивал, что общая логика служит не для расширения, а лишь для "обсуждения и исправления" знания, являясь логикой проверки, логикой последовательности мысли. В ней мы имеем дело лишь с формой, а не с "материей" знания.
  • Принципы общей логики, то есть правильность связи мыслей, являются формальными критериями истины.

Для общей Кантовской логики характерно то, что она ничего не заимствует из психологии. Законы общей логики являются, по Канту, отрицательными, или формальными, критериями истинны. Поскольку общая логика дает формальную истинность, Кант называет ее аналитикой.

Но у Канта есть и другая, а именно трансцендентальная логика. Характерные особенности кантовской трансцендентальной логики сводится к следующему:

  • Если общая логика абстрагируется от вопроса о происхождения знания и рассматривает только логическую форму в отношении знаний друг к другу, то есть форму мышления вообще, то трансцендентальная логика должна также исследовать происхождение наших знаний о предметах.
  • Отдел трансцендентальной логики, называемой аналитикой, является, как говорит Кант, "логикой истины".
  • Одной из задач трансцендентальной логики являются объединение формы и "материи", то есть содержание знания.

В основу трансцендентальной логики Кант кладет "идею науки о чистом знании, происходящем из рассудка и разума, о знании, посредством которого предметы мыслятся а priori. Такая наука, определяющая происхождение, объем и объективное значение подобных знаний, должна называться трансцендентальной логикой, потому что она имеет дело исключительно с законами рассудка и разума, но лишь постольку, поскольку они a priori относятся к предметам, в отличие от общей логики, которая имеет дело с эмпирическими знаниями, и с чистыми знаниями разума без различия.

Кант предпринял попытку создать новую логику, существенным образом отличающуюся от старой, формальной логики. Трансцендентальная логика есть, по его замыслу, логика истины, логика единства содержания и формы, логика, исследующая происхождение знания. Трансцендентальная логика имеет своей задачей доказать непознаваемость вещей в себе, а следовательно, и недостижимость объективной истины.

Для понимания предмета, задач, и значения науки логики необходимо решить вопрос о правильности и истинности мышления. Для решения этого вопроса обратимся к кантовской теории истины. Что есть истина? - вот старый известный вопрос, которым старались поставить в тупик философов и привести их к жалкому логическому кругу, или к признанию их неведения, а следовательно, и тщетности логики. Философ пишет, что номинальное определение истины, согласно которому она есть соответствие знания с его предметом, здесь допускается и предполагается заранее.

Однако подобное определение отнюдь не означает того, что Кант принимал теорию отражения, которая определяет истину, как правильное отражение объективной действительности, как соответствие знаний объекту, существующему вне и независимо от познающего субьекта. В "Логике" Кант отмечает, что истинность состоит в согласии знания с предметом. Следовательно, в силу одного этого словообъяснения, знание, чтобы иметь значение истинного, должно быть согласным с объектом. Но сравнивать объект с моим знанием я могу лишь благодаря тому, что я познаю первый. Следовательно, мое знание должно подтверждать само себя, а этого еще далеко не достаточно для истинности. Ведь так как объект находится вне меня, а знание во мне, то я могу судить лишь о том: согласно ли мое знание об объекте с моим же знанием об объекте.

Отстаивая свои взгляды на истинность мышления. Кант ставит следующие вопросы: 1) существует ли всеобщий материальный критерий истинности? 2) существует ли всеобщий формальный критерий истинности? На первый вопрос Кант дает отрицательный ответ, на второй - положительный.

Отвергая всеобщий материальный критерий истины. Кант считал возможным существование частичного материального критерия истины, понимая под "материальным" и "материей" не действительную материю, как объективную реальность, а состояние сознания. Этот критерий для Канта состоит в соответствии знания "материи", то есть ощущениям и восприя-тиям, и поскольку последние не могут характеризоваться свойством всеобщности, то и "материальный" критерий может быть лишь частичным.

Отвергая объективную истину. Кант пытается обосновать истину формальную. Логика, поскольку она излагает всеобщие и небходимые правила рассудка, дает критерий истины именно в этих правилах. То, что противоречит им, есть ложь, так как рассудок при этом противоречит общим правилам мышления, то есть самому себе. Знание, вполне сообразное с логическою формою, то есть не противоречащее себе, тем не менее может противоречить предмету.

Таким образом. Кант делает следующий за Аристотелем шаг. В его учении достаточно убедительно показывается субъективный характер истины. Поэтому невозможен всеобщий критерий истины. Познание мира осуществляется разумом человека на основе априорных форм рассудка. Процесс постижения истины должен идти по пути исследования законов разума.

Крупным этапом в разработке проблем теории познания стала философия Гегеля. Он дал анализ важнейших законов, категорий и принципов диалектики, обосновал положение о единстве диалектики, логики и теории познания, создал первую в истории мысли развернутую систему диалектической логики. Гегель впервые включил практику в рассмотрение гносеологических проблем, сделал ее ключевой категорией логики(смотрите тему "Диалектика бытия").

Л.Фейербах, выдвигая на первый план опыт как первоисточник знания, подчеркивал взаимную связь чувственного сознания и мышления в процессе познания, высказывал догадки об общественной природе последнего, характеризовал объект познания в связи с деятельностью субъекта. Вместе с тем, понимание познания Фейербахом характеризовалось созерцательностью, метафизичностью, механистичностью.

5.1.5. Русские философы о познании

Гносеологическая проблематика в русской философии 19-20 вв. представляла собой широкий спектр самых различных направлений, течений, школ. Н.Г. Чернышевский источник познания видел в объективном мире, воздействующем на органы чувств человека. По проблемам познания свои рациональные или, наоборот, иррациональные идеи высказали русские религиозные философы: В.Соловьев, И. Бердяев, П. Флоренский, С. Булгаков, С. Франк, Л. Шестов и др.

Так, В. Соловьев стремился разработать "органическую логику" как одну из трех важнейших частей философии и обозначил различие между элементарной, формальной и философской логикой. Цель познания, по Соловьеву, объективная истина, открытие законов. Что касается критерия истины, то таковой русский мыслитель считал синтетический критерий, который объединяет в себе реалистический (соответствие внешним предметам) и рационалистический (логический, теоретический) подходы, однако решающим критерием он называл "мистический опыт". Эту позицию резко критиковал Л. Шестов - представитель иррационалистического подхода в русской философии.

Вл. Соловьев - один из последних ярких представителей классической эстетики, существовавшей в европейском мире около двух с половиной тысячелетий и опиравшейся на онтологию Прекрасного.

Вл.Соловьев принимает как достижение разработку автономной эстетики у И. Канта, который, назвал красоту "бесцельной целесообразностью". Но, соглашаясь с этим определением, Соловьев считает определение Канта "чисто отрицательным" - недостаточным в главном. Ибо, если красота не служит ничему средством, значит, сама она, в своем положительном содержании, есть не что иное как мировая цель, состояние, к которому должен стремиться мир и которое наступит в результате воплощения в нем Истины и Добра.

Говоря о красоте в природе, Вл.Соловьев утверждает, что она не есть выражение всякого содержания, а лишь содержания идеального, что она есть воплощение идеи. Говоря о красоте как о воплощенной идее, она есть лучшая половина нашего реального мира, именно та его половина, которая не только существует, но и заслуживает существования. Идеей вообще мы называем то, что само по себе достойно быть.

Ни одно из произведений философа нельзя рассматривать в отрыве от нравственных вопросов, исследованию которых была посвящена вся его жизнь. Истина, по Вл. Соловьеву, есть то, что есть, в формальном отношении - соответствие между нашей мыслью и действительностью. Ложь, в отличие от заблуждения или ошибки, обозначает сознательное, а потому нравственно предосудительное противоречие истине. В нравственной философии также имеет значение вопрос о необходимой лжи, то есть о том, позволительно или непозволительно делать сознательно несогласованные с фактическою действительностью заявления в крайних случаях, например для спасения чьей-нибудь жизни.

Читая Соловьева, необходимо учитывать нравственно-религиозную направленность его творчества. Отношение к любой проблеме трактуется, прежде всего, с таких позиций. Например, взгляд на науку. Наука объясняет существующее. Данная действительность еще не есть истина. Исходный пункт науки: истина есть, но не есть "это". Ум не удовлетворяется действительностью, находя ее неясною, и ищет того, что не дано, чтобы объяснить то, что дано. Ум считает наличный мир неверною, неразборчивой копией того, что должно быть. Наука постоянно восстановляет подлинный вид вещей, когда объясняет их. Объяснение действительности есть исправление действительности, причем ум не довольствуется легкими поправками, а требует исправлений радикальных, всегда перехватывая за то, что просто есть, за факт. Факт, как таковой, есть для ума нечто грубое, и примириться с ним он не может. Чтобы ум признал факт ясным, прозрачным, нужно коренное его изменение. нужно, чтобы он перестал быть только фактом, а сделался истиной. Таким образом, по Вл.Соловьеву, деятельность нашего ума определяется: фактическим бытием как данным; истиной, которая есть предмет и цель ума, то, что является как его идея, действительность чего есть искомое. Без данного и искомого, без факта и идеи истины немыслима деятельность ума как процесс. Если бы ум владел полнотою истины, для человека не было бы иного состояния, кроме абсолютного покоя блаженства. Настоящая же, человеческая деятельность ума обусловлена тем, что он, сначала обладая истиною как только субъективной идеей, стремится обратить ее в объективную действительную.

Вл. Соловьев, в отличие от других философов, по-своему видит задачи философии, и особенно философского знания. Для философа существенная особенность философского умозрения состоит в том стремлении к безусловной достоверности, испытанной свободным (до конца идущим) мышлением. Частные науки, как издавна замечено философами, довольствуются достоверностью относительною, принимая без проверки те или другие предположения. По Вл. Соловьеву, достоверность, достигнутая частными науками, непременно есть лишь условная, относительная и ограниченная, а философия как дело свободной мысли, по существу своему не может связать себя такими пределами и стремится изначала к достоверности безусловной, или абсолютной.

Философию Вл. Соловьева нельзя рассматривать в отрыве от философского наследия. В его произведениях сливаются воедино специфические черты и древнегреческой, и классической немецкой школ, и русского богословия. Но развиваясь на новом основании, эти идеи зачастую получают и новое звучание. Философ подчеркивает, что истинному бытию, или всеединой идее, противополагается в нашем мире вещественное бытие - то самое, что подавляет своим бессмысленным упорством и нашу любовь и не дает осуществиться ее смыслу. Главное свойство этого вещественного бытия есть двойная непроницаемость:

  • непроницаемость во времени, в силу которой всякий последующий момент бытия не сохраняет в себе предыдущий, а исключает или вытесняет его собою из существования, так что все новое в среде вещества происходит за счет прежнего или в ущерб ему;
  • непроницаемость в пространстве, в силу которой две части вещества (два тела) не могут занимать за раз одного и того же места, то есть одной и той же части пространства, а необходимо вытесняют друг друга.

Таким образом, то, что лежит в основе нашего мира, есть бытие в состоянии распадения, раздробленное на исключающие друг друга части и компоненты. Победить эту двойную непроницаемость тел и явлений, сделать внешнюю реальную среду сообразную внутреннему всеединству идеи - вот задача мирового процесса столь же простая в общем понятии, сколько сложная и трудная в конкретном осуществлении. Вл. Соловьев считает, что наука и вообще знание возможно лишь только потому, что слепая текучая чувственность оформляется априорными формами рассудка. Но все дело в том, что априорные формы рассудка трактуются у Канта как исключительное достояние человеческого субъекта, а у русского философа они являются объективно существующими идеями. Конечно, вещи в себе существуют и у Канта и у Соловьева. Но у Канта они остаются навеки непознаваемыми, а у Вл.Соловьева изливаются в конкретный чувственный опыт человека и его оформляют. Поэтому Кант - метафизический дуалист, Вл. Соловьев - строжайший диалектический монист. Также и сфера разума привлекается и у Канта и у Вл.Соловьева ради учения о полноте человеческого знания. Но опять-таки, у Канта идея разума не имеет для себя никакой объективной интуитивной предметности; и поэтому разум распадается на противоречие и имеется целая наука, которая разоблачает эти противоречия разума и называется диалектикой - "разоблачительницей иллюзий". У Вл. Соловьева разум требуется для завершения и полноты знания, но идеи этого разума даются человеку интуитивно, так что возможная здесь диалектика только открывает человеку сферу высшего познания.

Таблица категорий, при помощи которой философ хочет представить свою теорию цельного знания, является большим достижением. Философ избегает здесь противоречивости благодаря тому, что из всех своих триад останавливается только на одной: сущее, бытие, сущность. Это тройное деление он представляет еще и в таком виде: абсолютное, логос, идея. Поскольку, однако, цельность предполагает существование всего во всем, то в каждой из этих трех категорий снова повторяются те же самые три категории.

Сущее как таковое, или как абсолютное, есть дух, как логос оно есть ум и как идея оно есть душа. Вторая основная категория, а именно бытие, взятое как абсолютное, есть воля, как логос оно есть представление и как идея оно есть чувство. Такое же тройное деление и в сфере сущности. Сущность как абсолютное есть благо, как логос она есть истина и как идея она - красота.

На вопрос, что есть истина, Вл. Соловьев дает следующий ответ: истина есть сущее, или то, что есть; сущее как истина не есть многое, а есть единое; истинно сущее, будучи единым, вместе с тем содержит в себе все, истинно- сущее есть всеединое. Таким образом, полное определение истины выражается в трех предикатах: сущее, единое, все.

Позиция Вл.Соловьева существенным образом отличается от позиции И. Канта по проблеме истины: разум не распадается на противоречия. Он служит для завершения и полноты знания, и идеи этого разума даются человеку интуитивно. Идеей всеединства человек приобретает связь со всей вселенной, становясь ее частью, и в то же время имея ее и в себе.

Н.Бердяев хотя и отмечал, что в рационалистических гносеологиях всегда есть много верного, но критиковал то, что теория познания не имеет онтологического базиса. Интуитивист Н.0. Лосский исходил из того, что теорию знания нужно строить, не опираясь ни на какие другие теории, и начинать с анализа действительных в данный момент наблюдаемых переживаний. Знание, по его мнению, есть не копия, не символ и не явление действительности в познающем субъекте, а "сама действительность".

5.1.6. Современные философские направления о познаваемости мира

Современные подходы к гносеологической проблеме в западной философии можно разделить на два направления: сциентистское (неореализм, постпозитивизм, аналитическая философия, структурализм ипостструктурализм) и антисциентистское (экзистенциализм, философская антропология, герменевтика, эволюционная эпистемология, феноменология, философско-религиозные направления). Кратко рассмотрим некоторые из них.

Неореализм – направление в философии, возникшее на рубеже 19-20 вв. В гносеологии неореализм развивает концепцию непосредственного познания, согласно которой объект, существуя независимо от познания схватывается мыслью. Наиболее крупный представитель современного этапа неореализма – А. Уайтхел.

Постпозитивизм – современная форма западной позитивистской философии, вытеснившая логический позитивизм. Это направление), прежде всего, связано с такими именами как К. Поппер, Т. Кун, И. Лакатос, П. Фейерабенд, М. Полани. Основные черты учения: ослабление внимания к проблемам формальной логики; активное обращение к истории науки; отказ от жестких разграничений эмпирий и теории; стремление представить развитие знания как единство количественных и качественных изменений.

Структурализм и постструктурализм – исследовали философское и гуманитарное знание. Структуралисты (Леви-Строс, Лакан, Фуко) обращали внимание на структуру указанных видов знания. Постструктуралисты (Деррида, Делез) пытались осмыслить структуру и все "неструктурное" в знании с точки зрения их генезиса исторического развития. Оба названных подхода изучали специфику и методы гуманитарного знания, общие механизмы его функционирования, отличия от естественнонаучного познания, единства синхронного и асинхронного в познании тех или иных социокльтурных формообразований (язык, искусство, литература, мораль и др.).

Герменевтика главное внимание сосредоточила на изучении особенности гуманитарного знания, способах его достижения и отличия от естествознания, на выявление сходства и различия познания (объяснения) и понимания. Философская герменевтика как качественно новое духовное формообразование расслоилась на онтологическое (М. Хайдеггер, Г. Гадамер), методологическое (Бетти) и гносеологическое (Риккер) направления.

Эволюционная эпистемология – направление в западной философско-гносеологической мысли, основная задача которой – выявление генезиса этапов развития познания, его форм и методов в контексте эволюции живой природы. Эволюционная эпистемология стремится создать обобщенную теорию развития науки, положив в основу принцип историзма, синтезировать рационализм и иррационализм, эмпиризм, когнитивное и социальное, естествознание и социально-гуманитарное знание и т.д. Фактически такой подход реализован в моделях роста и развития научного знания (К. Поппер и Т. Кун).

5.2. Диалектико-материалистическая. Теория познания

5.2.1. Принципы и методы

Познавательная деятельность человека в философии изучается гносеологией – учением о знании. Как одна из философских дисциплин она имеет свою специфику. Гносеология, теория познания – это раздел философии, в котором изучается природа познания, его возможности, отношение знания к реальности, выявляются условия достоверности и истинности познания. Термин "гносеология" введен в философию недавно (1854 г.) шотландским философом Дж. Фулером. Гносеология как часть философии изучает сегодня всеобщее в познании, т.е. то, что не определяется видом деятельности. Наряду с познавательными сторонами субъектно-объектных отношений предметом гносеологии могут выступать: специфика научного познания, обыденного повседневного знания, вненаучных видов познавательной деятельности человека и др.

Основными категориями и понятиями гносеологии являются: познание и практика, субъект и объект познания, материальное и духовное, рациональное и иррациональное, эмпирическое и теоретическое познание, творчество и интуиция, вера, заблуждение, метод, факт, гипотеза, теория, принцип, научные проблемы и др. Впрочем, все эти понятия и категории в гносеологии объединены вокруг категории "истина" как центральной.

Основными гносеологическими принципами являются: принцип познаваемости мира, принцип отражения и принцип, определяющий роль практики. Принцип познаваемости означает признание способности человека получать истинные знания об объекте познания. Принцип отражения указывает, что познание есть процесс отражения в сознании человека объективного мира. Согласно принципу определяющей роли практики, целью познания и критерием истинности знания является практика. Все принципы находятся в диалектической взаимосвязи.

Процесс познания не возможен без объекта и субъекта. Объект познания – это то, на что направлена познавательная деятельность человека. Субъектом в гносеологии выступает социально сформированный человек (группа людей, общество, человечество в целом), который обладает культурой, языком, опытом, знаниями, методологией и методами познавательной деятельности. Человек постигает окружающий его мир, овладевает им различными способами, среди которых можно выделить два основных.

  • Материально-технический. Производство средств к жизни, труд, практика.
  • Духовный (идеальный). Познавательные отношения субъекта и объекта лишь одни из многих.

В свою очередь, процесс познания и получаемые в результате знания в ходе исторического развития практики и самого познания все более дифференцируются и воплощаются в различных своих формах. Типология форм знания остается сложной, а порой и дискуссионной проблемой для разных философских направлений в гносеологии. Обыденное, игровое, мифологическое, художественно-образное, философское, религиозное знания являются основными его формами. В то же время, нельзя оставить без внимания известную концепцию личностного знания, разработанную М. Полани и его последователями.

В познании важная роль принадлежит методу – своеобразному орудию, с помощью которого познается объект. Главная его функция – организация и регуляция деятельности. Среди методов основными можно назвать: вненаучные и научные, всеобщие, которые разделяются на эмпирические и теоретические.

В современной науке достаточно успешно работает многоуровневая концепция методологического знания. Она исходит из существования трех основных групп методов: философских, общенаучных и частнонаучных, специальных. В свою очередь, к философским можно отнести диалектический, феноменологический и герменевтический методы.

Содержание философского метода составляют принципы и требования, которые вытекают из диалектики. Основными общенаучными методами являются наблюдение и эксперимент. Среди специальных методов следует выделять подходы и приемы к какой-либо конкретной науке.

Таковы только некоторые актуальные проблемы теории познания как философской дисциплины, свидетельствующие о многообразии и сложности познания человеком окружающего мира. Сложность и разнообразие подходов еще раз доказывают, что процесс познания историчен. В настоящее время расширение предмета теории познания идет одновременно с обновлением и обогащением ее методологического арсенала: гносеологический анализ и аргументация начинают включать определенным образом переосмысленные результаты и методы специальных наук о познании и сознании – социальных и культурологических.

Итак, основные тезисы диалектико-материалистической гносеологии могут быть сформулированы следующим образом.

  • Познание - это своеобразная формa духовного производства, процесс отражения действительности.
  • Процесс познания детерминирован социокультурными факторами.
  • Теория познания как совокупность знаний о познавательном процессе в его всеобщих характеристиках есть вывод, итог истории познания и всей материальной и духовной культуры в целом.
  • Важнейший принцип диалектико-материалистической гносеологии - единство диалектики, логики и теории познания.
  • Элементы диалектики (ее законы, категории, принципы),будучи отражением всеобщих законов развития объективного мира, являются всеобщими формами мышления, универсальными регулятивами познавательной деятельности в целом.
  • Диалектико-материалистическая теория познания - не замкнутая, а открытая, динамичная, постоянно обновляющаяся система.

5.2.2. Основные категории теории познания

Раскрывая специфику познавательного отношения человека к действительности, необходимо уяснить структуру данного отношения, человек живет в мире, осуществляя постоянный информационный энергетический обмен с ним по схеме: воздействие внешнего мира на человека — восприятие — обработка информации — ориентировка — принятие решения — действие (или бездействие), направленное вовне. Данная схема работает как на рациональном, так и на рефлекторно-бессознательном уровнях. Когда в ней не происходит никаких нарушений, когда все ясно и понятно, тогда осуществляется обычное взаимодействие человека с действительностью. Как только данная схема начинает давать сбои и не позволяет принимать ясные и привычные решения и действовать стандартным образом, возникает неопределенность в отношениях человека с миром. Стремясь устранить неопределенность, человек задается вопросами вроде следующих: "Почему так происходит?", "Какие средства нужны для устранения неопределенности?", "Полезно ли будет это устранение?", "Какие последствия могут наступить?" и т.п.

Описанная ситуация называется познавательной. Она может возникнуть как в повседневной жизни, так и в научной практике. Для ее преодоления выдвигаются гипотезы. Поначалу они не истинны и не ложны. Если гипотеза хорошо объясняет неопределенность и дает возможность ее снять, то входит в круг базисного знания, увеличивает его запас. Гипотеза, таким образом, — необходимый элемент механизма развития знания. Прирост знания осуществляется за счет выдвижения и доказательства гипотез.

Действия человека в познавательной ситуации зависят от условий (познания, которые можно назвать познавательным контекстом, последний включает природно-географические, экономические, материально-технические, социокультурные и теоретические моменты. Возможность и успешность познания во многом определяются также (средствами познания, к которым относятся познавательные способности, данные человеку от природы), и материально-технические средства, созданные человеком. Познавательные способности — это индивидуальные качества человека: ощущения, представления, восприятия, разум, воля, интеллект, талант, интуиция, память, воображение. Познавательные способности часто называют источниками познания. Кратко рассмотрим основные понятия.

Ощущенияпереработанный в коре головного мозга результат взаимодействия внешнего мира и органов чувств человека. Существует достаточно много видов ощущений: зрительные, слуховые, осязательные, обонятельные, вкусовые. Многие свойства предметов внешнего мира воспринимаются в результате взаимодействия нескольких органов чувств, например форма. Между актом воздействия предмета на органы чувств и образом практически не существует временного промежутка или он таков, что им можно пренебречь.

Восприятиецелостный образ предмета, непосредственно воздействующего на органы чувств. Этот образ возникает как результат синтеза всех конкретных актов ощущения, отдельных свойств воспринимаемого объекта. Характер восприятия определяется как устройством самого объекта, так и возможностями органов чувств, способностью мозга к синтезу и практическим опытом человека.

Представлениечувственный образ ранее воспринимаемого предмета или образ, вновь созданный творческой, активной деятельностью мышления. Для получения таких образов необходимы память и воображение. Поэтому представления уже относятся к опосредствованному мышлению и связаны с образованием понятий.

Памятьсвойство нервной системы, связанное со способностью хранения и воспроизведения информации о прошлом. Качество памяти определяется длительностью хранения информации и адекватностью ее воспроизведения. Основными видами памяти являются чувственно-образная и вербально-рациональная. Существуют также моторный, эмоциональный и аффективный виды памяти.

Воображениеспособность к созданию образов, ранее не воспринимавшихся. Воображение связано с отрывом от реальности, фантазированием, предсказанием, "забеганием вперед" и является необходимым элементом человеческой жизнедеятельности. Научные открытия, выдвижение гипотез и рискованных предположений невозможны без воображения, очень тесно связанного с интуицией. Особыми видами воображения являются мечтания и сновидения.

Логическое мышлениеспособность к абстрактному, обобщенному и опосредствованному мышлению в форме понятий, суждений, умозаключений и теорий. Эта способность очень тесно связана с языком, так как любая мысль, чтобы быть понятой, должна быть выражена в языке. Любое значащее слово языка обобщает и выделяет предметы того класса, о котором идет речь. Слова — заместители предметов мысли в языке.

Интеллект иногда выделяется как высшая познавательная способность, превосходящая по своим возможностям обычную разумную деятельность, направленная на постижение сущности предметов познания, первичных принципов.

Интуициянепосредственное постижение истины при помощи прямого усмотрения. Она не имеет дискурсивного характера, дается ясно и отчетливо, ее результаты очевидны и не требуют доказательства. Интуиция бывает двух типов: рациональная (интеллектуальная) и эмпирическая (чувственная).

Воляспособность к выбору цели и ее достижению. В конкретной познавательной деятельности воля имеет большое значение, носит ценностно-целевой характер. Постоянная постановка проблем и стремление к их решению — двигательный механизм человеческого познания. При этом появляется проблема соответствия волевого поведения принятым моральным принципам и правовым нормам, соотношения его с совестью и долгом, ответственностью исследователя, экспериментатора и вообще ученого, стремящегося дать практические рекомендации для общества. Без учета общечеловеческих ценностей волевое поведение может привести к губительным последствиям.

Талант — данная от природы способность к творческой деятельности в той или иной области. Природный талант можно развить, а можно постепенно утратить.

Многообразие видов познавательных способностей соответствует характеру познавательной деятельности: познание может быть научным и обыденным, осуществляться в естественных, гуманитарных или технических науках, может быть теоретическим и экспериментальным и пр.

5.3. Методы и формы научного познания. Научное сознание и мир науки

5.3.1. Понятие науки

Если в других формах общественного сознания рациональное познание действительности, ее упорядоченное и систематизированное отражение является сопутствующей целью, то в науке критерий рационального осознания мира занимает центральное место, а значит, из обсуждавшейся выше триады Истины, Добра и Красоты здесь в качестве приоритетной ценности выступает взятая сама по себе вне прямой этической или эстетической оценки Истина. Наука — это исторически сложившаяся форма человеческой деятельности, направленная на познание и преобразование объективной действительности, такое духовное производство, которое имеет своим результатом целенаправленно отобранные и систематизированные факты, логически выверенные гипотезы, обобщающие теории, фундаментальные и частные законы, а также методы исследования. Наука — это одновременно и система знаний, и их духовное производство, и практическая деятельность на их основе.

Для всякого научного познания существенно наличие того, что исследуется, и то, как оно исследуется. Ответ на вопрос о том, что исследуется, раскрывает природу предмета науки, а ответ на вопрос о том, как осуществляется исследование, раскрывает метод исследования.

Качественное многообразие действительности и общественной практики определило многоплановый характер человеческого мышления, разные области научного знания. Современная наука — чрезвычайно разветвленная совокупность отдельных научных отраслей. Предметом науки является не только внеположный человеку мир, различные формы и виды движения сущего, но и их отражение в сознании, т.е. сам человек. По своему предмету науки делятся на естественно-технические, изучающие законы природы и способы ее освоения и преобразования, и общественные, изучающие различные общественные явления и законы их развития, а также самого человека как существа социального (гуманитарный цикл). Среди общественных наук особое место занимает комплекс философских дисциплин, изучающих наиболее общие законы развития и природы, и общества, и мышления.

Предмет науки влияет на ее методы, т.е. приемы, способы исследования объекта. Так, в естественных науках одним из главных приемов исследования является эксперимент, а в общественных науках — статистика. Вместе с тем границы между науками в достаточной степени условны. Для современного этапа развития научного познания характерно не только появление смежных по предмету дисциплин (например, биофизика), но и взаимное обогащение научных методологий. Общенаучными логическими приемами являются индукция, дедукция, анализ, синтез, а также системный и вероятностный подходы и многое другое. В каждой науке различается эмпирический уровень, т.е. накопленный фактический материал — итоги наблюдений и экспериментов, и теоретический уровень, т.е. обобщение эмпирического материала, выраженное в соответствующих теориях, законах и принципах; основанные на фактах научные предположения, гипотезы, нуждающиеся в дальнейшей проверке опытом. Теоретические уровни отдельных наук смыкаются в общетеоретическом, философском объяснении открытых принципов и законов, в формировании мировоззренческих и методологических сторон научного познания в целом.

Существенным компонентом научного познания является философское истолкование данных науки, составляющее ее мировоззренческую и методологическую основу. Уже сам отбор фактов, особенно в общественных науках, подразумевает большую теоретическую подготовленность и философскую культуру ученого. Современный этап развития научного знания требует не только теоретического осмысления фактов, но и анализа самого способа их получения, размышлений об общих путях поисков нового.

5.3.2. Социальные функции науки

Наука — это сложное многогранное общественное явление: вне общества наука не может ни возникнуть, ни развиваться, но и общество на высокой ступени развития немыслимо без науки. Потребности материального производства влияют на развитие науки и на направления ее исследований, в свою очередь наука влияет на общественное развитие. Великие научные открытия и тесно связанные с ними технические изобретения оказали колоссальное влияние на судьбы всего человечества.

В разные периоды истории роль науки была неодинакова, но значение ее понималось уже в глубокой древности. В античности наука существовала как результат происшедшего разделения умственного и физического труда.

В качестве самостоятельной формы общественного сознания наука стала функционировать начиная с эпохи эллинизма, когда целостная культура античности начала дифференцироваться на отдельные виды и формы духовной деятельности. Становление собственно научных, обособленных и от философии, и от религии форм знания, обычно связывают с именем Аристотеля, заложившего первоначальные основы классификации различных знаний. Однако тогда элементы научного знания оказывали еще весьма слабое влияние на производство; последнее осуществлялось главным образом рабами с помощью ручных орудий на основе эмпирических знаний, веками выработанных навыков. В условиях феодализма натуральное хозяйство продолжало обходиться ручными орудиями и ограничивалось преимущественно индивидуальным искусством и опытом мастеров. Однако и в средневековье происходил процесс развития знания, хотя порой и в скрытой форме, как, например, химия (химическое мышление) в форме алхимии.

Роль науки в развитии производства возрастала по мере расширения и обобществления производства. Зарождавшийся в недрах феодального общества капитализм поставил такие практические проблемы, которые могли быть разрешены уже только научно: производство достигало масштабов, делавших необходимым применение механики, математики и других наук. Наука все больше становилась духовным содержанием производительных сил, ее достижения воплощались в технических нововведениях. Весь последующий ход истории представляет собой неуклонный и все углубляющийся процесс “онаучивания” производства. Этот процесс осуществляется многообразными путями, прежде всего путем создания теоретической основы для конструирования все более совершенных инструментов и машин.

Вместе с небывалым ранее прогрессом естественных наук получили новый импульс к развитию и гуманитарные дисциплины. Происходило повышение интереса к познанию не только материального мира, но и закономерностей духовной жизни.

Дальнейшее развитие науки обусловливается неуклонно возрастающими потребностями производства и расширением мирового рынка. При этом интеллектуальные функции общества, развиваясь, все больше отделяются от субъекта труда и концентрируются в деятельности господствующего класса и быстро формирующейся социальной группы интеллигенции. Кроме того, научная работа отделяется и от труда по организации производства и становится сферой ученых. Происходит специализация и в среде ученых. Этот процесс имел прогрессивное значение, создавая необходимые условия для углубления познания, но вместе с тем он заключал в себе и отрицательную сторону: узкая специализация делает знания ученых ограниченными, что не только снижает продуктивность самого научного творчества, но и способствует дестабилизации культуры. Именно в это время начинается все более углублявшийся впоследствии разрыв между естественно-научным и гуманитарным знанием, между наукой вообще и нравственно-этическим сознанием.

Со времени зарождения капитализма и вплоть до наших дней (независимо от общественного строя) взаимосвязь научного и материального производства постоянно углубляется и совершенствуется. Сегодня этот процесс выражается во все большей автоматизации производства вплоть до частичной замены работы человеческого мозга кибернетическим устройством, компьютерами. Увеличивая сферу овеществленного труда, наука позволяет с меньшей затратой труда живого добиваться больших результатов в материальном производстве. Создание действительного богатства общества становится менее зависимым от рабочего времени и количества затраченного труда, а более от общего состояния науки и степени развития технологии или от применения этой науки в производстве. Повышение мощи производства достигается путем совершенствования управления экономикой, что также является предметом специального изучения соответствующих наук. Так, из первоначально сугубо естественной науки — кибернетики выросла новая общественная дисциплина — наука управления.

Социальное назначение науки заключается в том, чтобы облегчить жизнь и труд людей, увеличить разумную власть общества над природой, способствовать совершенствованию общественных отношений, гармонизации человеческой личности. Современная наука благодаря своим открытиям и изобретениям сделала очень многое для облегчения жизни и деятельности людей. Научные открытия и изобретения привели к повышению производительности труда и увеличению массы товаров. Но сокровища науки пока не принесли счастья в одинаковой мере всем людям. Наука — обоюдоострое всемогущее оружие, которое в зависимости от того, в чьих руках оно находится, может послужить либо к счастью и благу людей, либо к их гибели. Наука без человека бессильна, более того, наука без человека бесцельна. Необходимо не только способствовать развитию самих наук, их взаимообогащению и большей практической отдаче, но и тому, чтобы их достижения были бы в адекватной степени восприняты человеком, развитие социальной активности которого является решающим условием социального прогресса. Большинство открытий и изобретений имеют две стороны — плодотворную и разрушительную — ив силу этого таят в себе огромные возможности и опасности. Все зависит от того, кем и как они будут использованы.

И. Кант, будучи сам выдающимся ученым, сдержанно и критично относился и к науке, и к ученым. Следуя ЖЖ. Руссо, он видел противоречие социального, в том числе и научного прогресса, опасался накопления знаний без учета того, приносят ли они блага человеку. История свидетельствует, что еще в то время, когда мрачные последствия научных открытий не были столь очевидными, отдельные мыслители почувствовали таящуюся в них гибельную опасность.

Вплоть до последнего времени ученые не задумывались над дра-матическими и трагическими последствиями своих открытий. Каждое приращение научного знания рассматривалось как благо и было заранее оправдано. После Хиросимы ситуация изменилась: встала проблема моральной ценности научного открытия, которое может быть использовано во вред человечеству. Оказалось, что истина не существует вне добра, вне ценностных критериев. Эстетически развитому человеку они открываются полнее. Возникло новое понимание истины: истина не просто достоверное знание, а нечто большее. Кто двигается вперед в науках, но отстает в нравственности, тот более идет назад, чем вперед.

Человечество ныне находится на таком рубеже своей истории, когда от него самого зависит решение поистине гамлетовского вопроса: быть или не быть? Роковым для судеб человечества вызовом стал такой уровень познания, овладения и “контроля” человека над природой, который дал возможность взорвать атомную бомбу, открыв тем самым зловещую перспективу самоубийственной ракет -но-ядерной мировой войны и породив архиглобальную (среди других глобальных проблем, с которыми уже столкнулось человечество) проблему — проблему войны и мира. В мире прогрессировало не только добро, но и зло. К сожалению, зло совершенствуется и при определенных условиях оказывается, по выражению А. Тойн-би, Молохом, пожирающим все большую и большую долю увеличивающихся продуктов человеческой индустрии и интеллекта в процессе сбора все большей пошлины с жизни и счастья.

Иначе говоря, прогрессирующее развитие науки неизбежно порождает множество проблем, которые носят жизненно важный, нравственный характер.

Невольно вспоминаются слова А.И. Герцена о том, что мы стоим на краю пропасти и видим, как она осыпается, и мы не сыщем гавани иначе, как в нас самих, в сознании нашей свободы. Можно только добавить — разумно направленной и ответственной перед судьбами человека и человечества.

5.3.3. Инфраструктура научного знания

Целостность науки обеспечивается не только очевидными структурными связями между фактами, проблемами, теориями, методами, приборами и др. элементами научного знания и научной деятельности. Инфраструктура (под-структура) науки - это связи, пронизывающие все предметные области и уровни научного познания, создающие саму возможность существования знания в форме науки, придающие единство и определенность научной деятельности как таковой. К ним относятся основания науки, стиль научного мышления, внутринаучная рефлексия.

“Основания науки” включают:

    • идеалы и нормы исследовательской деятельности, регулирующие отношение ученого к объекту познания, регламентирующие применение средств познания (идеалы и нормы (правила) объяснения и описания объектов, доказательности и обоснования знания, его построения и организации);
    • научную картину мира (общенаучную или специальную, характерную для данной дисциплины), в которой зафиксирован современный уровень представлений о системных свойствах изучаемой реальности. Научная картина мира составляет фундаментальный каркас для построения любых теорий, претендующих на научность;
    • философские основания науки, т.е. идеи и принципы, вненаучные по своему происхождению, которые используются для обоснования как научной картины мира, так и тех идеалов и норм познавательной деятельности, которых придерживается исследователь.

Важно иметь в виду, что речь идет не об идеях, которые философ специально создает для науки и навязывает ей, а о тех элементах массива философского знания, которые выделяет и привносит в качестве обоснования своей деятельности и ее результатов сам исследователь. В ситуации, когда в готовом виде этих идей не существует, возникает необходимость в “философствующем ученом”, образцом которого являлись И. Ньютон, А. Эйнштейн, Н. Бор, И. Пригожин и др.

Основания науки в форме явного или неявного знания присутствуют в любом акте познавательной деятельности. Они опосредуют формулировку цели исследования, процесс взаимодействия эмпирического и теоретического знания, выдвижение, обоснование и выбор научных гипотез. Тем самым порождается еще одна подсистема опосредования, внеэмпирическая (а зачастую и вненаучная по происхождению) и ценностная, а не позитивно-научная по своей природе.

Стиль мышления - это стереотипы интеллектуальной деятельности, способы, которыми анализируется и обобщается материал познания, ставится и решается познавательная задача. В стиле научного мышления выражен как уровень развития самой науки, так и уровень философской методологии конкретного исторического периода. Для стиля мышления классической науки, опиравшегося на философскую методологию 18-го века, были характерны:

    • редукционизм (мысленный прием сведения сложного к простому, более известному и кажущемуся более фундаментальным - например, объяснение физических и химических процессов механическим перемещением в пространстве);
    • элементаризм (стремление разложить предмет на составные части, “кирпичики”, через свойства которых объяснить свойства целого);
    • жесткий (лапласовский) детерминизм (представление об однозначности причинно-следственных отношений и отрицание объективной основы случайности).

Стиль мышления современной науки опирается на: идею многокачественности (несводимость и взаимопревращение свойств объекта); принцип системности; вероятностное видение мира.

Обобщенной характеристикой инфраструктуры научного знания является трактовка самой научной рациональности как результат внутри-научной рефлексии: что считать научным и к какому познавательному идеалу необходимо стремиться?

Вопрос о демаркации, т.е. разграничении научного и ненаучного, спекулятивного в познании, который позитивизм считал главным вопросом философии науки, в действительности не может быть поставлен и разрешен вне конкретно-исторического контекста. Разные науки (математические, естественные, технические, гуманитарные) опираются на собственные стандарты научности. В историческом развитии науки эти стандарты могут пересматриваться и дополняться. Изменение этих стандартов и составляет предмет гносеологии, аксиологии и социологии науки.

В современной философии науки принято различать классический тип научной рациональности, соответствующий научным идеалам XVII-XIX вв. и современный - неклассический и даже постнеклассический. Если классическая наука стремилась при теоретическом описании объекта устранить все, что относится к субъекту, средствам и операциям его деятельности, видя в этом залог объективного и истинного познания, то современный тип научной рациональности требует учета в самом описании объекта характера используемых средств и операций деятельности и соотнесенности знаний с ценностно-целевыми структурами (как внутринаучными, так и внешними, социально-культурными ценностями и целями).

5.3.4. Эмпирическая модель теории познания

Представители эмпиризма главным источником познания признают органы чувств человека, рассматривая рациональные способности лишь как средство для обработки чувственных данных. Нет ничего в разуме, чего бы не было в чувствах. Пределы творческой активности разума ограничены тем материалом, который уже дан при помощи органов чувств.

Важнейшим структурным элементом в эмпирической модели познания выступает опыт. Опыт основан на восприятиях, образах, полученных в результате деятельности органов чувств. Знание о внешнем мире называется при этом ощущениями, или внешним чувством. Содержанием знания в данном случае являются свойства тел, определяемые по их воздействию на органы чувств. Наши чувства подобны приборам наблюдения (телескопу, микроскопу, подзорной трубе), направленным на объект наблюдения. Мы не знаем, как может повести себя внешний мир, поэтому занимаем как бы выжидательную позицию, ждем информационного сигнала от мира, наши чувства всегда настроены на восприятие таких сигналов.

Поскольку у разных людей порог восприятия действительности различен, знание, получаемое таким образом, не является одинаковым. Возникают непонимание, а также сомнения в познавательных способностях человека. Человеческая природа ограничена в возможностях проникновения в мир вещей, и это заставляет человека изобретать все более сложные и тонкие приборы с одной лишь целью: увеличить возможности органов чувств и расширить в количественном отношении данные наблюдений, которые не зависели бы от индивидуальных особенностей конкретного наблюдателя.

Второй составляющей частью опыта является знание о субъективном мире, о деятельности нашего мышления (нашей души). Оно достигается при помощи рефлексии, разума, рассудка. Иногда это называют внутренним чувством. Здесь знанию доступны явления, возникающие и без деятельности органов чувств (припоминание, анализ, синтез, обнаружение сходства, аналогия, различные типы логических выводов, мысленный эксперимент, обнаружение противоречий между мыслями и т.п.).

Понятие опыта является определяющим для эмпирических концепций теории познания, и, прежде всего, в связи с проблемой существования подлинной реальности — основы нашего познания, в которой мы не имеем права сомневаться. Именно опыт делает наше познание убедительным, достоверным, выводит его на высокий теоретический уровень.

Какое же знание о внешнем мире получаем мы при помощи восприятий? Мы воспринимаем белый цвет снега, зеленый цвет первой весенней травы, узнаем различные предметы, отличаем их друг от друга. Но принадлежат ли наблюдаемые качества реальным предметам или являются свойствами образов предметов (идей, ощущений)? Иными словами, объективны они или субъективны, относятся к внешнему миру или к миру нашего сознания? Можно ли, например, говорить о том, что белизна есть свойство снега, что физическая природа снежинок, нагроможденных в сугробы, обладает свойством белизны? Ясно, что физическое устройство мира не может обладать качествами человеческого восприятия его. В лучшем случае мы можем сказать, что мир устроен таким образом, что после его воздействия на наши органы чувств мы получаем восприятия, которые называем определенными качествами, и закрепляем за ними конкретные наименования.

Если знание о внешнем мире совпадает с нашим восприятием его, то получается, что мы знаем о внешнем мире лишь то, что нами воспринято, поскольку восприятия не принадлежат внешнему миру, а являются свойствами нашего сознания. Оставаясь на этой точке зрения, мы не можем быть уверены в существовании внешнего мира, независимого от нас.

Даже если допустить, что состояния сознания возникают в результате воздействия предметов внешнего мира на наши органы чувств, то вывод о возможности познания будет довольно пессимистическим: знание есть совокупность внутренних состояний сознания, оно жестко обусловлено возможностью органов чувств, за пределы этих возможностей переступить нельзя. Такая позиция в вопросе о природе знания является причиной сомнений в познавательных возможностях человека. Что и было ранее нами обозначено как скептицизм.

Однако не все познается через ощущения. Например, идея причинно-следственных отношений не возникает как результат непосредственного наблюдения с помощью органов чувств. Не познаются через ощущение и идеи пространства, времени, субстанции, гармонии, симметрии, движения, покоя. Объяснение происхождения таких идей на основе ощущений неизбежно включает в себя психологические и даже иррациональные моменты.

Но если допустить, что все знание о внешнем мире субъективно и обусловлено внутренними состояниями сознания, то уже нельзя будет говорить о том, что знание верно отражает свойства, связи и отношения предметов внешнего мира, что оно объективно истинно, не зависит от сознания отдельного конкретного индивида. Более того, ели все знание субъективно, то нельзя доказать существование внешнeгo мира независимо от познающего человека. Мы можем тогда лишь доказывать на внешний мир пальцем и говорить при этом: “Вот это и есть объективная реальность”. И возникает парадоксальная ситуация: одной стороны, предметы внешнего мира активно воздействуют на органы чувств познающего субъекта, а с другой стороны, поскольку вce знание связывается лишь с внутренним опытом, у субъекта нет. Убедительных доводов для доказательства существования той самой дальности, которая на него воздействует.

Итак, оказывается, что с позиций субъективного происхождения знания вопрос о существования внешнего мира не имеет положительного решения. Это противоречит принципиальным основаниям эмпирической теории познания, согласно которой внешний мир активно воздействует на органы чувств познающего субъекта.

5.3.5. Основные методы рационального познания

Рассмотрим основные методы, относящиеся к рациональной ступени познания.

Анализспособ мысленного расчленения объекта познания на части с целью выявления его структурных элементов ,и отношений между ними. Обычно анализ является самым первым этапом рационального исследования, предшествует построению эксперимента и накладывает специфические особенности на его проведение: разные способы анализа могут привести к выявлению разных структурных элементов и их связей и отношений.

Синтезпонятие, противоположное анализу, характеризующее соединение различных элементов в единое целое. Существенно, что анализ служит для исследования уже известного, а синтез способен дать новое знание, так как объединение элементов в новую систему может привести к новому качеству: перекомбинирование даже старых элементов может приводить к появлению новых систем.

Аналогияспособ рассуждения, при котором конкретному предмету присваиваются признаки, ранее у него отсутствовавшие, на основании его сходства с другим предметом. Заключение в выводе по аналогии носит вероятностный характер. Аналогия очень часто используется при выдвижении гипотез. Степень уверенности в правильности вывода по аналогии тем больше, чем больше количество сходных признаков в рассматриваемых предметах и чем меньше признаков различия. Еще больше возрастает степень вероятности вывода, если сходные признаки являются необходимыми, а отличительные — случайными.

Дедукциялогический способ рассуждения, пользуясь которым из истинных посылок при строгом соблюдении правил логики с необходимостью получают истинное заключение. В основе дедуктивных выводов лежит отношение логического следования. Это отношение имеет направленный характер: из одного высказывания логически следует второе, если не может быть так, чтобы первое было истинным, а второе ложным. Заключение здесь всегда носит достоверный характер.

Индукциялогический способ рассуждения, при помощи которого из частного знания получают общее. Поскольку реальный перебор всех исходных посылок невозможен, заключение здесь всегда носит вероятностный характер.

5.4. Моделирование как метод научного познания

5.4.1. Определение модели. Классификация

Исследование значения моделирования должно начинаться с определения понятия "модель".

Слово "модель" означает: мера, образ, способ и т.д. Его первоначальное значение было связано со строительным искусством, и почти во всех европейских языках оно употреблялось для обозначения образа или прообраза, или вещи, сходной в каком-то отношении с другой вещью. По мнению многих авторов, модель использовалась первоначально как изоморфная теория. После создания Декартом и Ферма аналитической геометрии моделью стало понятие подразумевающее теорию, которая обладает структурным подобием по отношению к другой теории. Две такие теории называются изоморфными, если одна из них выступает как модель другой, и наоборот.

С другой стороны, в таких науках о природе, как астрономия, механика, физика, химия, термин "модель" стал применяться для обозначения того, к чему даннная теория относится или может относиться, того, что она описывает. В А.Штофф отмечает, что здесь со словом "модель" связаны два близких, но несколько различных понятия . Под моделью в широком смысле понимают мысленно или практически созданную структуру, воспроизводящую часть действительности в упрощенной и наглядной форме. Таковы, в частности представления Анаксимандра о Земле как плоском цилиндре, вокруг которого вращаются наполненные огнем полые трубки с отверстиями. Модель в этом смысле выступает как некоторая идеализация, упрощение действительности, хотя сам характер и степень упрощения, вносимые моделью, могут со временем меняться.

В более узком смысле термин "модель" применяют тогда, когда хотят изобразить некоторую область явлений с помощью другой, более хорошо изученной, легче понимаемой. Так, физики 18 века пытались изобразить оптические и электрические явления посредством механических ("планетарная модель атома" - строение атома изображалось как строение солнечной системы).

Таким образом, в этих двух случаях под моделью понимается либо конкретный образ изучаемого объекта, в котором отображаются реальные или предполагаемые свойства, строение и т.д., либо другой объект, реально существующий наряду с изучаемым и сходный с ним в отношении некоторых определенных свойств или структурных особенностей. В этом смысле модель - не теория, а то, что описывается данной теорией - своеобразный предмет данной теории.

В научной литературе анализируется несколько понятий модели, но наиболее полное определение понятия "модель" дает В. А. Штофф в своей книге "Моделироваеие и философия". Под моделью понимается такая мысленно представляемая или материально реализуемая система, которая отображая или воспроизводя объект исследования, способна замещать его так, что ее изучение дает нам новую информацию об этом объекте.

В литературе, посвященной философским аспектам моделирования представлены различные классификационные признаки, по которым выделены различные типы моделей. Остановимся на некоторых из них.

Так называются такие признаки, как:

  • способ построения (форма модели),
  • качественная специфика (содержание модели).

По способу построения модели бывают материальные и идеальные. Остановимся на группе материальных моделей. Несмотря на то, что эти модели созданы человеком, но они существуют объективно. Их назначение специфическое -воспроизведение структуры, характера, протекания, сущности изучаемого процесса:

  • отразить пространственные свойства,
  • отразить динамику изучаемых процессов, зависимости и связи.

Материальные модели неразрывно связаны с объектами отношением аналогии В этом свете материальные модели делятся на мысленные и материальные.

Материальные модели неразрывно связаны с воображаемыми (даже, прежде, чем что-либо построить - сначала теоретическое представление, обоснование) эти модели остаются мысленными даже в том случае, если они воплощены в какой-либо материальной форме. Большинство этих моделей не претендует на материальное воплощение. По форме они могут быть:

а) Образные, построенные из чувтсвенно наглядных элементов.

б) Знаковые. В этих моделях элементы отноения и свойтсва моделиуемых явлений выражены при помощи определенных знаков.

в) Смешанные, сочетающие свойства и образных, и знаковых моделей.

Достоинства данной классификации в том, что она дает хорошую основу для анализа двух основных функций модели:

  • практической (в качестве орудия и средства научного эксперимента),
  • теоретической (в качестве специфического образа действительности, в котором содержатся элементы логического и чувственного, абстрактного и конкретного, общего и единичного).

Другая классификация есть у Б. А. Глинского в его книге "Моделирование как метод научного исследования", где наряду с обычным делением моделей по способу их реализации, они делятся и по характеру воспроизведения сторон оригинала:

  • субстанциональные,
  • структурные,
  • функциональные,
  • смешанные.

А.Н. Кочергин предлагает рассматривать и такие классификационные признаки, как: природа моделируемых явлений, степень точности, объем отображаемых свойств и др.

Дадим определение понятия моделирование. Моделирование - метод исследования объектов познания на их моделях; построение и изучение моделей реально существующих предметов и явлений (органических и неорганических систем, инженерных устройств, разнообразных процессов - физических, химических, биологических, социальных) и конструируемых объектов для определения либо улучшения их характеристик, рационализации способов их построения, управления и т.п. Моделирование может быть:

  • предметным ( исследование объекта на модели основных геометрических,физических, динамических, функциональных его характкристик),
  • физическим (воспроизведение физических процессов),
  • предметно-математическим ( исследование физического процесса путем опытного изучения каких-либо явлений иной физической природы,но описываемых те ми же математическими соотношениями, что и моделируемый процесс),
  • знаковым (расчетное моделирование, абстрактно-математическое).

5.4.2. Основные функции моделей

Выясним, в чем специфика модели в качестве средства экспериментального исследования в сравнении с другими экспериментальными средствами. Рассмотрение материальных моделей в качестве средств, орудий экспериментальной деятельности вызывает потребность выяснить, чем отличаются те эксперименты, в которых используются модели, от тех, где они не применяются. Возникает вопрос о той специфике, которую вносит в эксперимент применение в нем модели.

Под экспериментом понимается вид деятельности, предпринимаемой в целях научного познания, открытия объективных закономерностей и состоящий в воздействии на изучаемый объект( процесс) посредством специальных инструментов и приборов.

Существует особая форма эксперимента, для которой характерно использование действующих материальных моделей в качестве специальных средств экспериментального исследования. Такая форма называется модельным экспериментом.

В отличии от обычного эксперимента, где средства эксперимента так или иначе взаимодействуют с объектом исследования, здесь взаимодействия нет, так как экспериментируют не с самим объектом, а с его заместителем При этом объект-заместитель и экспериментальная установка объединяются, сливаются в действующей модели в одно целое. Таким образом, обнаруживается двоякая роль, которую модель выполняет в эксперименте: она одновременно является и объектом изучения и экспериментальным средством.

Для модельного эксперимента, по мнению исследователей характерны следующие основные операции:

  • переход от натурального объекта к модели - построение модели (моделирование в собственном смысле слова),
  • экспериментальное исследование модели,
  • переход от модели к натуральному объекту, состоящий в перенесении результатов, полученных при исследовании, на этот объект.

Модель входит в эксперимент, не только замещая объект исследования, но и замещая условия, в которых изучается некоторый объект обычного эксперимента.

Обычный эксперимент предполагает наличие теоретического момента лишь в начальный момент исследования - выдвижение гипотезы, ее оценку и т.д. Теоретические соображения, связанные с конструированием установки, а также на завершающей стадии - обсуждение и интерпретация полученных данных, их обобщение; в модельном эксперименте необходимо также обосновать отношение подобия между моделью и натуральным объектом и возможность экстраполировать на этот объект полученные данные.

5.4.3. Моделирование и проблема истины

Интересен вопрос о том, какую роль играет само моделирование, то есть построение моделей, их изучение и проверка в процессе доказательства истинности и поисков истинного знания.

Интересен вопрос о том, какую роль играет само моделирование, то есть построение моделей, их изучение и проверка в процессе доказательства истинности и поисков истинного знания.

Что же следует понимать под истинностью модели? Если истинность вообще -соотношение наших знаний объективной действительности , то истинность модели означает соответствие модели объекту, а ложность модели -отсутствие такого соответствия. Такое определение является необходимым, но недостаточным. Требуются дальнейшие уточнения, основанные на принятие во внимание условий, на основе которых модель того или иного типа воспроизводит изучаемое явление. Например, условия сходства модели и объекта в математическом моделировании, основанном на физических аналогиях, предполагающих при различии физических процессов в модели и объекте тождество математической формы, в которой выражаются их общие закономерности, являются более общими, более абстрактными.

Таким образом, при построении тех или иных моделей всегда сознательно отвлекаются от некоторых сторон, свойств и даже отношений, в силу чего, заведомо допускается несохранение сходства между моделью и оригиналом по ряду параметров, которые вообще не входят в формулирование условий сходства Так планетарная модель атома Резерфорда оказалась истинной в рамках(и только в этих рамках) исследования электронной структуры атома, а модель Дж.Дж. Томпсона оказалась ложной, так как ее структура не совпадала с электронной структурой. Истинность - свойство знания, а объекты материального мира не истинны, не ложны, просто существуют. Можно ли говорить об истинности материальных моделей, если они - вещи, существующие объективно, материально? Этот вопрос связан с вопросом: на каком основании можно считать материальную модель гносеологическим образом? В модели реализованы двоякого рода знания:

  • знание самой модели (ее структуры, процессов, функций) как системы, созданной с целью воспроизведения некоторого объекта,
  • теоретические знания, посредством которых модель была построена.

Имея в виду именно теоретические соображения и методы, лежащие в основе построения модели, можно ставить вопросы о том, на сколько верно данная модель отражает объект и насколько полно она его отражает. В таком случае возникает мысль о сравнимости любого созданного человеком предмета с аналогичными природными объектами и об истинности этого предмета. Но это имеет смысл лишь в том случае, если подобные предметы создаются со специальной целью изобразить, скопировать, воспроизвести определенные черты естественного предмета.

Таким образом, можно говорить о том, истинность присуща материальным моделям:

  • в силу связи их с определенными знаниями;
  • в силу наличия (или отсутствия) изоморфизма ее структуры со структурой моделируемого процесса или явления,
  • в силу отношения модели к моделируемому объекту, которое делает ее частью познавательного процесса и позволяет решать определенные познавательные задачи.

Важнейший аспект, связанный с ролью моделирования в установлении истинности той или иной формы теоретического знания. Здесь модель можно рассматривать не только как орудие проверки того, действительно ли существуют такие связи, отношения, структуры, закономерности, которые формулируются в данной теории и выполняются в модели Успешная работа модели есть практическое доказательство истинности теории, то есть это часть экспериментального доказательства истинности этой теории

5.4.4. Особенности кибернетического моделирования

В современном научном знании весьма широко распространена тенденция построения кибернетических моделей объектов самых различных классов. Кибернетический этап в исследовании сложных систем ознаменован существенным преобразованием "языка науки", характеризуется возможностью выражения основных особенностей этих систем в терминах теории информации и управления. Это сделало доступным их математический анализ. Кибернетическое моделирование используется и как общее эвристическое средство, и как искусственный организм, и как система-заменитель, и в функции демонстрационной. Использование кибернетической теории связи и управления для построения моделей в соответствующих областях основывается на максимальной общности ее законов и принципов: для объектов живой природы, социальных систем и технических систем.

Характеризуя процесс кибернетического моделирования , обращают внимание на следующие обстоятельства. Модель, будучи аналогом исследуемого явления, никогда не может достигнуть степени сложности последнего. При построении модели прибегают к известным упрощениям, цель которых -стремление отобразить не весь объект, а с максимальной полнотой охарактеризовать некоторый его "срез". Задача заключается в том, чтобы путем введения ряда упрощающих допущений выделить важные для исследования свойства.

Создавая кибернетические модели, выделяют информационно-управленческие свойства. Все иные стороны этого объекта остаются вне рассмотрения На чрезвычайную важность поисков путей исследования сложных систем методом наложения определенных упрощающих предположений Р. Эшби указывает, что в прошлом наблюдалось некоторое пренебрежение к упрощениям. Однако мы, занимающиеся исследованием сложных систем, не можем себе позволить такого пренебрежения. Исследователи сложных систем должны заниматься упрощенными формами, ибо всеобъемлющие исследования бывают зачастую совершенно невозможны. Анализируя процесс приложения кибернетического моделирования в различных областях знания, можно заметить расширение сферы применения кибернетических моделей: использование в науках о мозге, в социологии, в искусстве, в ряде технических наук. В частности, в современной измерительной технике нашли приложение информационные модели.

Использование ЭВМ в моделировании деятельности мозга позволяет отражать процессы в их динамике, но у этого метода в данном приложении есть свои сильные и слабые стороны. Наряду с общими чертами, присущими мозгу и моделирующему его работу устройству, такими, как:

  • материальность,
  • закономерный характер всех процессов,
  • общность некоторых форм движения метерии,
  • отражение,
  • принадлежность к классу самоорганизующихся динамических систем, в которых заложены:

а) принцип обратной связи

б) структурно-функциональная аналогия

в) способность накапливать информацию есть существенные отличия, такие как:

1. моделирующему устройству присущи лишь низшие формы движения -физическое, химическое, а мозгу кроме того - социальное, биологическое;

2. процесс отражения в мозге человека проявляется в субъективно-сознательном восприятии внешних воздействий. Мышление возникает в результате взаимодействия субъекта познания с объектом в условиях социальной среды;

3. в языке человека и машины. Язык человека носит понятийный характер.

Свойства предметов и явлений обобщаются с помощью языка. Моделирующее устройство имеет дело с электрическими импульсами, которые соотнесены человеком с буквами, числами. Таким образом, машина "говорит" не на понятийном языке, а на системе правил, которая по своему характеру является формальной, не имеющей предметного содержания.

Использование математических методов при анализе процессов отражательной деятельности мозга стало возможным благодаря некоторым допущениям, сформулированным Маккаллоком и Питтсом. В их основе - абстрагирование от свойств естественного нейрона, от характера обмена веществ и т.д. - нейрон рассматривается с чисто функциональной стороны. Существующие модели, имитирующие деятельность мозга (Ферли, Кларка, Неймана, Комбертсона, Уолтера, Джоржа, Шеннона, Аттли, Берля и др.) отвлечены от качественной специфики естественных нейронов. Однако, с точки зрения изучения функциональной стороны деятельности мозга это оказывается несущественным

Успехи, полученные при изучении деятельности мозга в информационном аспекте на основе моделирования, по мнению Н.М.Амосова, создали иллюзию, что проблема закономерностей функционирования мозга может быть решена лишь с помощью этого метода. Однако, по его же мнению, любая модель связана с упрощением, в частности:

  • не все функции и специфические свойства учитываются,
  • отвлечение от социального, нейродинамического характера.

Таким образом, делается вывод о критическом отношении к данному методу. Нельзя переоценивать его возможности, но вместе с тем, необходимо его широкое применение в данной области с учетом разумных ограничений.

Итак, моделирование является достаточно мощным инструментом в познании окружающего мира, ведь невозможно наблюдать какое-нибудь явление тогда когда это необходимо человеку, а моделирование этого процесса пусть и не полно, но отражает его сущность и дает возможность при исследовании явления обратить внимание на более мелкие детали процесса или те которые не удалось отобразить в модели. В добавок к этому человек мысленно тоже у себя в голове строит модель процесса которого он исследует.

С появлением компьютеров в моделировании и философии открылись новые горизонты, проблема искусственной жизни, моделирование работы человеческого мозга, генетические алгоритмы, виртуальная реальность и т.д. Появилась возможность моделировать на компьютере те процессы для которых нельзя сделать явно физическую модель (из-за несовершенства технологий, дороговизны и т.д.), многократно повторять эксперименты изменяя различные входные данные.

5.5. Методология и методика прогнозирования

Необходимая предпосылка оптимального управления любой системой - наличие информации о предстоящих потребностях, возможных результатах и последствиях управляющих воздействий. Именно поэтому непременным элементом всякого и каждого вида целесообразной деятельности человека является более или менее развитое предвидение результатов предпринимаемых действий. Немецкий философ К. Маркс отмечал, что самый плохой архитектор от наилучшей пчелы с самого начала отличается тем, что, в своей голове имеет прогноз. В особенности прогностическая функция присуща научным системам знания, однако, следует сразу отметить, что многолетний опыт реализации наукой этой ее функции относится почти исключительно к объектам научного изучения. Что же касается предвидения будущего самой науки и, в частности, организационных форм ее жизнедеятельности, то такого рода прогнозирование стало возможным лишь на основе научного подхода к изучению самой науки и научно-исследовательской деятельности. Научно-техническая прогностика является одним из важнейших разделов современного науковедения, создающего теоретические основы управления научно-техническим прогрессом.

Прогностика как наука возникла в наши дни. Но как область поиска она берет начало в глубокой древности. "Прогностика" - термин древнегреческий. Напомним о написанной более 2 тыс. лет назад книге великого древнегреческого врача Гиппократа "Прогностика". В наиболее общем смысле это понятие обозначало искусство формулирование диагнозов и прогнозов процессов и явлений. В отличие от предсказаний оракулов и пифий прогностика того времени касались в основном способов определения, различных болезней, их протекания и исходов. Искусство предвидения базировалось только на интуиции прорицателей, а чаще - на приметах, догадках и других столь же "научных" основаниях.

Необходимость предвидеть будущее осознавалось во все времена. Но особенна велика потребность в прогнозах в наш век - век стремительных темпов общественного развития науки и техники. Прогнозов, основанных на интуиции, сейчас, разумеется, недостаточно. Необходимо прогнозирование, базирующееся на объективных закономерностях, на переработке информации по строгим правилам логики и математики с применением ЭВМ. Современная прогностика - система научного знания. Поэтому, заимствовав у древних сам термин мы тем не менее можем говорить о новом рождении прогностики.

История хранит множество примеров гениальных предвидений выдающихся мыслителей и новаторов техники всех времен и народов. Так, еще в условиях феодального строя, заглядывая более чем на шесть столетий вперед, английский ученый Р. Бэкон предсказал появление и широкое распространение в будущем таких видов техники, как средства самоходного транспорта для передвижения по суше, воде и воздуху.

Гениальный итальянский ученый, инженер и художник Леонардо да Винчи предвосхитил идею колебательного движения как основу для объяснения природы световых, звуковых и магнитных явлений. Им же были сделаны казавшиеся многим современникам беспочвенно фантастическими эскизы проектов ткацких станков, печатных машин, подводных лодок и летательных аппаратов тяжелее воздуха.

Русский исследователь, академик В.И.Вернадский, одним из первых предвидел последствия начавшегося в то время проникновения в тайны атома. Он говорил, что перед нами открылись источники энергии, перед которыми по силе и значению бледнеют сила пара, сила электричества, сила взрывчатых химических процессов. Перед нами открываются в явлениях радиоактивности источники атомной энергии, в миллионы раз превышающие все те источники сил, какие рисовались человеческому воображению. Впоследствии, развивая свои мысли о будущем использовании атомной энергии, Вернандский добавил, что это может случится через столетие. Сумеет ли человек воспользоваться этой силой, направить ее на добро, а не на самоуничтожение? Можно согласиться с В.И. Вернадским в том, что ученые не должны закрывать глаза на возможные последствия их научной работы, научного прогресса. Они должны чувствовать себя ответственными за последствия их открытий. Они должны связать свою работу с лучшей организацией всего человечества.

Прогнозы научно-технического прогресса — дело весьма сложное и ответственное. Оно требует не только глубокого проникновения в сущность и закономерности развития науки и техники, но и ясного представления о взаимодействии их с общественными условиями жизни людей.

5.5.2. Научно-технические прогнозы

Сейчас известны прогнозы: ресурсов, общественных потребностей, промышленного потенциала, развития социальных условий, демографические, комплексные прогнозы развития экономики и др., имеющие тенденцию складываться во взаимосвязанную систему представлений.

Научно-технические прогнозы непосредственно примыкают к системе прогнозов социально-экономических процессов. Они с полным основанием могут трактоваться как ее подсистема, сохраняя при этом всю свою специфику. вытекающую из своеобразия объектов, целей и методов прогнозирования.

Тесная связь научно-технического прогнозирования с экономикой, а через нее с социологией выражается не только в использовании элементов социально-экономического анализа при оценке исходных позиций прогнозирования, в процессе его и при выборе результирующих вариантов, но и прежде всего в том, что сам прогнозируемый научно-технический прогресс является определяющим фактором эффективности процесса общественного производства.

Существенные отличия научно-технического прогноза от прогноза экономического развития находятся на уровне различий между понятиями наука и техника, с одной стороны, и промышленность, сельское хозяйство. медицина и т.п. - с другой.

Типология научно-технических прогнозов весьма представительна. Можно, например, классифицировать прогнозы науки и техники по масштабам, уровню комплексности, времени упреждения, по регионам и т. д.. Существенно при этом различать и научное предвидение взаимосвязанных объектов : развитие науки как системы знаний; развитие организационной системы науки; развитие техники, в котором выделяют в свою очередь уровень промышленно освоенных технических средств и уровень новых технических разработок.

Особое место в исходных позициях прогностики занимает вопрос о возможности (в принципе) прогнозировать научные открытия.

Как показывает историческая практика, случаи предвидения научных открытий - весьма редкое явление. Гораздо чаще ученые предвидят назревающий "прорыв" на том или ином участке научного фронта, опыт и интуиция позволяют им судить о перспективности взаимодействия различных научных направлений, о взаимооплодотворении их идеями, методами и новыми возможностями. Эти предвидения лежат в сфере компетентности и ответственности прежде всего тех или иных специальных наук, на опыт которых опирается науковед-прогнозист. Научно-техническое прогнозирование выработало и осуществляет специальные процедуры сбора, анализа и синтеза подобного рода объективной и интуитивной информации, дополняя ее специальными сведениями организационно-научного характера.

Быстро прогрессирующие возможности современных систем переработки информации, в особенности реализация на ЭВМ методов эвристической самоорганизации моделей, открывают новые многообещающие перспективы на этом пути содействия подлинным творцам прогресса науки.

Обобщая опыт прогнозных разработок и использование данных фундаментальных наук для прогнозирования перспектив научно-технических предложений, академик В.М.Глушков констатирует возможность определенно утверждать, что нет никаких препятствий к тому, чтобы решать и обратную задачу - выдвигать вопросы и проблемы для научного поиска в области фундаментальных исследований и таким образом осуществлять прогноз дальнейшего их развития. Если верно, что результаты фундаментальных исследований в настоящее время являются основой для решения прикладных вопросов, то верно и обратное - многие достижения фундаментальных исследований невозможны без решения специальных прикладных проблем.

Связь между различными объектами прогнозирования носит сложный диалектический характер, ввиду чего на практике деление научно-технических прогнозов на прогнозы науки и прогнозы техники нередко оказывается весьма условным. Развитие научных представлений может привести к формулировке новых взглядов на будущее технических средств, а долгосрочный прогноз направлений развития техники требует, как правило, учета тенденций развития науки как системы знаний.

5.5.3. Классификация прогнозов

Изложим далее функциональную классификацию научно-технических прогнозов как инструмента управления развитием науки и техники. В основе ее положена идея, вытекающая и принятого определения прогноза как комплекса взаимосвязанных оценок: целей, путей их достижения и потребностей в ресурсах. Каждый из типов прогнозов является фактически результатом специального этапа прогнозных работ, использующих свои специфические методы.

  • Исследовательским прогнозом (ИП), опирается на познание тенденции и закономерности, на накопленный опыт конкретных наук, призван выявить и сформулировать новые возможности и перспективные направления научно-технического развития
  • Программный прогноз (ПП) исходит из познанных общественных потребностей, тенденций и закономерностей научно-технического развития, а также данных, полученных ИП. Он призван придать этим знаниям прикладной характер: сформулировать программу возможных путей, мер и условий для достижения целей и решения задач развития науки и техники.

Так, прогноз складывающихся перспектив развития кибернетики, тенденций роста быстродействия ЭВМ, увеличения объема их памяти расширения диапазона логических возможностей - это типично исследовательский прогноз. Его основная цель раскрыть гамму принципиально возможных перспектив. С другой стороны, прогноз, ранжирующий по оси будущего времени ряд важнейших ожидаемых событий прогресса кибернетики и вычислительной техники, фиксирующий наиболее перспективные связи этого процесса и возможные пути его реализации,- это типично программный прогноз.

  • Организационный прогноз (ОП) основывается на знаниях и представлениях об общих закономерностях и тенденциях развития науки (как организационной системы), в том числе полученных ИП и ПП. Он исходит из представлений о наличных экономических ресурсах и накопленном научном потенциале. ОП призван сформулировать обоснованную гипотезу относительно объемов и состава ресурсов, требующихся, чтобы теми или иными путями (ПП) достигнуть тех или иных целей (ИП). Понятие ресурс трактуется не только в смысле время, деньги, люди, а также в случае необходимости и как комплекс организационных и социально-экономических предпосылок эффективной реализации прогнозируемого состава ресурсов. Обычно наиболее трудной и ответственной фазой ОП является оценка гипотетических размеров требуемой финансовой поддержки различных программ исследований и разработок.

Выступая в комплексе, охарактеризованные выше три этапа прогнозирования взаимно дополняют друг друга, предоставляя в распоряжение принимающих решения особо ценную систему данных.

Любые прогнозы всегда содержат в себе элементы предположительности. Жизнь, успехи наук, возможностей и потребностей практики вносят в них каждый день существенные коррективы. На их судьбу в решающей степени влияют развитие социальной жизни общества и раскрытия новых тайн природы. Обзор литературы, посвященной научно-техническим прогнозам, позволяет выделить три основные группы таких представлений, оказывающих определяющее влияние на степень реальности научного предвидения:

  • научные представления о социально-жономической целесообразности и хозяйственной возможности реализации прогнозируемых научно-технических решений;
  • законы и принципы естествознания, значительная часть которых нередко называется, по меткому выражению Джорджа Томпсона, "принципами невозможности";
  • наиболее общие законы природы и развития общества, формулируемые обычно в виде основ мировоззрения ученого.

Прогнозы всегда имеют гипотетический характер. Делая на основании анализа информации о прошлом и настоящем выводы о будущем, прогнозист не может учесть многие существенные факторы, которые возникнут и будут влиять на развитие прогнозируемого процесса в будущем. При этом из многолетнего опыта науки известно, что чем больше удастся ей решить проблем, тем большее количество новых задач возникает перед исследователями.

5.6. Техника: закономерности развития и роль в жизни общества

5.6.1. Различные толкования понятия техники

Стремительное развитие техники обусловило ее всеобъемлющее влияние на современный мир. Определяющее воздействие техники испытывают такие социальные сферы и институты как экономика, экология, наука, политика и т. д.. В нашем веке это принципиальным образом изменяет социальный статус техники, превращает ее в фактор, определяющий будущее человечества. Техника всегда связана с человеком.. Это общение усиливается вместе с растущей технизацией общественной жизни.

Долгий и сложный путь прошло в своем развитии человечество и весь этот путь неотделим от прогресса техники. Менялись исторические эпохи, происходило движение от одной формации к другой. Каждая новая ступень социально-экономического развития основывалась на новой технической базе. В этом движении менялось и понимание самой общественной жизни. новым содержанием наполнялись новые, давно сложившиеся понятия. Так произошло и с техникой. Это понятие возникло еще в античном обществе и берет свое начало от греческого слова "техне", означавшего умение, мастерство, искусную деятельность. Теперь это слово ассоциируется у большинства людей с машинами, различными орудиями, все более сложными системами, которые пронизывают практически все сферы общественной жизни и человеческой деятельности. Но сохранилось и старое значение этого слова: говорят о технике художника и музыканта актера и спортсмена, подразумевая все то же умение и мастерство. Появляются новые тенденции в понимании техники, связанные с возрастанием роли науки в техническом развитии, а так же с тем, что теперь нередко гораздо сложней и трудней разработать, спроектировать, техническую систему, чем ее изготовить. Это выдвигает на первый план научное и техническое творчество, порождая новые аспекты в интерпретации самой техники.

Техника - система искусственных органов деятельности общества, развивающаяся посредством исторического процесса опредмечивания в природном материале трудовых функций, навыков, опыта и знаний путем познания и использования сил и закономерностей природы. Техника вместе с людьми, создающими ее и приводящими в действие образует составную часть производительных сил общества и является показателем тех общественных отношений, при которых совершается труд; составляет материальный базис каждой общественной формации.

Таким образом, техника - это феномен, требующий детального анализа и глубокого философского осмысления, результатом которого и стала философия техники как самостоятельное знание. Античные концепции уже упоминавшегося "техне" имели в виду скорее не технику, а искусство производства вещей, воплощающее в себе знание, подражающее природе и выступающее в качестве образца для понимания изменчивого природного бытия. Французские и немецкие просветители (Даламбер, Дидро, Алштед, Бекман, Юр и др.) обратили внимание на ремесла и описали многие технические нововведения и изобретения. Гегель в "Реальной философии" и "Философии права" связал возникновение машины с разделением труда, дал первый философский анализ орудийного отношения человека к природе. Однако предпочтение, которое всегда оказывалось философией теоретическому знанию и разуму, теоретической установке перед практическим знанием и разумом, очевидно и было одной из причин того, что философия с явным опозданием обратилась к осмыслению феномена техники и роли техники в жизни человека. В повороте философии к технике громадную роль сыграли труды К. Маркса, который дал не только экономический анализ роли машины в создании капитализма, но и показал разрушительное воздействие машинного способа производства на рабочего. Эту роль Маркса в социально-философском анализе техники признают все философы техники.

В наши дни исследования техники развертываются в различных направлениях, техника показала свою фундаментальную роль во всем бытии человека, сформированы различные концепции философии техники. И все же многие философы отмечают ничтожную роль, которую до сегодняшнего дня играет философия техники внутри самой философии даже при явном нарастании интереса к этой области в последнее время; неоднородность философии техники, включающей в себя и философию науки, и технологию, и социологию техники; неудовлетворительность философского осмысления техники.

Хотя некоторые философы и говорят об отсутствии систематической и разработанной философской традиции в философии техники, все же с такой оценкой состояния дел в данной отрасли философии согласиться трудно. Все более явным становится круг проблем философии техники, уточняются и дифференцируются позиции и установки философов относительно техники и технического прогресса, формируются и развертываются различные исследовательские программы, а тем самым и разные традиции а философии техники. Техника рассматривается как сложный социокультурный феномен, причем все философы подчеркивают многомерность техники. Это еще больше осложняет философский анализ техники.

При всем многообразии философских концепций техники следует отметить одну особенность философии техники - в ее формировании наряду с профессиональными философами громадную роль сыграли естествоиспытатели и инженеры. Более того, в ряде стран (например, в дореволюционной России и Германии) инженеры были инициаторами постановки вопроса о необходимости и важности философии техники и формировании первых исследовательских программ в этой области. В других же странах, в частности, во Франции и США инициатива была выдвинута философами и учеными, специалистами в различных естественных науках, которые одновременно являлись правительственными экспертами по оценке технологий и управлению научно-технической политикой.

Трудности философского исследования техники связаны не только с тем, что оно далеко выходит за рамки изучения методологических проблем технического знания и технических наук, но и с тем, что оно должно включать в себя громадный комплекс разнородных проблем - отношение техники и человека, техники и природы, техники и бытия, места техники в социокульртурном мире, оценки технических инноваций и научно-технического прогресса, социологических, экономических и социально-психологических условий и последствий технического прогресса, взаимоотношеий техники и труда, инженерной деятельности и техники, техники и окружающей среды, экологических последствий научно-технического прогресса и др.

Если проанализировать те проблемы, которые лежат в основании различных концепций техники, то можно выделить четыре структурообразующих отношения, которые и определяют способ рассмотрения техники:

  • техника и человек,
  • техника и природа,
  • техника и бытие,
  • техника и социокультурный мир.

В соответствии с этим все многообразие философских концепций техники может быть схематизировано исходя из того или иного типа отношения, которое считается наиболее фундаментальным. Поэтому можно говорить об антропологии техники, натуралистической онтологии техники, об онтологии техники и культурологии техники. Таковы типы философских концепций техники, которые, конечно, по-разному определяют и существо техники и перспективы ее развития.

Х. Ортега-и-Гассет (1883-1955) исходит из того, что техника - это практические действия, которые изменяют или преобразуют природу. В эти действия обязательно входят изобретения и технические устройства. Техника, согласно Ортеги и есть совокупность таких актов, которые преображают природу ради удовлетворения потребностей человека. В противовес приспособлению к среде, которое характерно для отношения животного к природе, человек благодаря технике приспособляет среду к себе. Такова исходная предпосылка его анализа техники. В ходе ее конкретизации философ показывает, что техника - это действия, которые не ограничиваются удовлетворением человеческих потребностей, а действия избыточные, направленные на изобретение чего-то, на выполнение плана деятельности. Тем самым, техника уменьшает усилия человека, и, изменяя обстоятельства, улучшает его жизнь. Техника - это главным образом усилие ради сбережения усилий.

Философская концепция техники М. Хайдеггера (1889-1976) противостоит антропологии техники и ее можно назвать онтологией техники. В центре его работ - онтологическая интерпретация техники, ее связи с бытием, анализ ее в контексте отношения человека с бытием. Он не приемлет примелькавшееся представление о технике как средстве и как воплощении человеческой деятельности инструментальный и антропологический подходы к технике. Неявно полемизируя с Ортегой-и-Гассетом и К. Ясперсом, Хайдеггер видит в технике способ конструирования мира. Техника несет с собой и выражает в себе новое отношение человека к миру, новый способ раскрытия бытия. В этом техника родственна искусству и сопряжена с истинным познанием. Подобно искусству техника - творчество, отлагающееся в произведении, а поскольку всякое произведение выводит из потаенности в открытость, техника относится к той же области, где сбывается истина.

Достаточно широко вопрос сущности техники освящен в работах К. Ясперса. Вот какое толкование техники дает этот философ. Техника возникает, когда для достижения цели вводятся промежуточные средства. Непосредственная деятельность, подобно дыханию, движению, принятию пищи еще не является техникой. Лишь в том случае, если эти процессы совершаются неверно и для того, чтобы выполнять их правильно говорят о технике дыхания и т. п.

Далее Ясперс выделяет характерные черты техники, к которым относит следующие:

  • Рассудок. Техника покоится на деятельности рассудка, на исчислении в сочетании с предвидением возможностей и с догадками. Техника оперирует механизмами, превращает свои данные в количества и отношения. Она является частью общей рационализации как таковой.
  • Власть. Использование техники дает человеку власть над природой. Техника господствует над природой посредством самой природы. Она дает умение, методы которого являются внешними по отношению к цели. Господство техники основывается на знании - вот почему говорится, что знание - это сила.
  • Смысл техники. Власть имеет смысл только при наличии цели. Целями властвования над природой являются облегчение жизни человека. сокращение ежедневных усилий, затрачиваемых на существование, увеличение удобств. Смысл техники состоит в освобождении от власти природы. Ее назначение - освободить человека как живое существо от подчинения природе с ее бедствами, угрозами, оковами. Поэтому принцип техники заключается в целенаправленном манипулировании материалами и силами для реализации назначения человека. Однако, это еще не все. Животное неразрывно связано со своей средой обитания, принимает ее, не сознавая этого. Человек же выводит созданную им среду в беспредельность. Он ощущает эту среду не только в следствие освобождения от нужды, но и вследствии воздействия на него красоты. По мере расширения человеческой среды он утверждает свою реальность.
  • Виды техники. Ясперс различает технику, производящую энергию и технику, производящую продукты. К технике он относит всякое оперирование материалами и силами природы для получения полезных вещей и объектов. Открытие и повторяющаяся работа. Техника - это совокупность открытых человеком приемов и действий, которые можно затем повторять сколько угодно раз. В этом заключается различие между творческой и трудовой деятельностью.
  • Искажения. Возникают тогда, когда орудия и действия перестают быть опосредующими действиями и становятся самоцелью, и тогда абсолютной целью становятся средства.

5.6.2. Развитие техники. Понятие технического прогресса

Вопрос о развитии техники занимает теперь многих исследователей. Сложность этого вопроса состоит в том, чтобы раскрыть источник/ технического развития. Обычно развитие техники связывается с деятельностью людей, с их целеполаганием, творчеством. Такую мысль выдвигал немецкий философ Ф. Дессауэр, "реальным творчеством" называл создание техники и саму технику П.К. Энгельмейер. Другой немецкий философ К. Тухель пишет, что в технике выражается творческая сила человека, реализующая предварительно намеченные цели, и что под историей техники мы понимаем не что иное, как то, что техника, будучи творением человека, выступает в исторически меняющихся формах, которые создаются самими людьми. Сами по себе эти мысли не вызывают возражений. Признание этого - лишь первый шаг, на котором нельзя останавливаться. Ведь обязательно возникает вопрос: чем определяется и от чего зависит возникновение тех или иных целей, во имя которых развивается техника, где кроется причина ее развития, чем обусловлено техническое творчество?

В обстановке широкого распространения взглядов техницизма, различных концепций, вычленяющих технику из системы общественных отношений. центр тяжести довольно часто переносится на духовную сферу, на внутренний мир человека, создающего и развивающего технику.

Часто обращаются непосредственно к изобретательству, стремясь здесь найти первопричину развития техники. Разумеется, техническое творчество, изобретательство необходимы для развития техники. Но взятые с чисто идеальной стороны, абстрактно, вне детерминации социально-экономическими отношениями и потребностями. которые возникают в обществе, эти факторы не позволяют раскрыть действительные причины развития техники.

Преувеличение роли сознания, науки, чистого технического творчества и изобретательства, абсолютизация их значения представляют собой те гносеологические причины, которые приводят к идеалистическим взглядам на развитие техники.

Противоположную точку зрения занимает материалистическая диалектика которая исходит из признания самодвижения, саморазвития явлений природы и общественной жизни, видит первопричину этого развития и самодвижения в единств и взаимодействии тех противоположных сторон, сил, тенденций, которые внутренне присущи предметам и явлениям. Эти принципиальные положения, характеризующие ядро диалектической концепции развития имеют универсальное значение и применимы к любой области явлений в том числе и к технике.

В результате образуется очень сложное переплетение и сцепление причин, действие многочисленных противоречий, в различной степени и различным образом влияющих на развитие техники. Исследование механизма этих причин и противоречий связей и отношений оказывается весьма сложным. Трудности усугубляются и тем, что этот процесс реализуется через сознательную деятельность людей и обязательно требует технического творчества.

Причина развития техники - центральная проблема, но весьма важно и то, как протекает это развитие, в чем выражается, какие основные закономерности лежат в его основе. Развитие техники - сложный процесс, представляющий собой совокупность изменений в природной основе. элементах, структуре и функциях технических устройств и технических систем. Этот процесс связан всегда либо с улучшением существующей техники, либо с созданием принципиально новой. Как уже отмечалось выше - развитие техники глубоко диалектично и неизбежно включает в себя количественные и качественные изменения, периоды эволюционного движения и глубокие революционные преобразования. Как и все в природе , техника , конечно же развивается по диалектическим законам единства и борьбы противоположностей , перехода количественных изменений в качественные, и отрицания отрицания. Влияние этих основополагающих законов на технику показано в работах известного советского ученого С. В. Шухардина,

Закон единства и борьбы противоположностей проявляется в форме борьбы нового со старым, и не только в борьбе прогрессивных научно - технических идей с идеями консервативными, но и в форме возникновения и развития нового, его сосуществования со старым, и постепенного вытеснения последнего. Закон отрицания отрицания выступает в форме якобы возврата к старым техническим идеям и использования их на новой технической основе. Закон перехода количественных изменений в качественные и обратно находит выражение в эволюционном и революционном развитии факторов , влияющих на производительную силу труда.

Эти основные законы диалектики влияют на развитие техники и технического прогресса в целом. Влияние этих законов выражается в факторах технического прогресса, но прежде, чем мы перейдем к их рассмотрению, необходимо отметить, что технический прогресс на всех своих этапах и во всех своих проявлениях неотделим от науки, которая пронизывает развитие техники. Научный прогресс и прогресс техники все больше сливаются в единое целое, в единый научно-технический прогресс, имеющий свои признаки и особенности.

Первым признаком технического прогресса является переход количественных изменений в качественные. Рассмотрим его подробнее. Новый станок, автомобиль, телевизор никогда не являются новыми целиком Совершенствование марки машины почти всегда ограничивается и определяется введением в предшествующую конструкции примерно 10-15% новизны, то есть принципиально новых, или улучшенных частей. Эти новые части вызывают необходимость, или хотя бы наталкивают на мысль о целесообразности замены других частей конструкции, и так, постепенно, от модели к модели изменяется конструкция машины. Закономерное отмирание старого и возникновение нового, более совершенного и прогрессивного. характерно для развития всего существующего. В этом - суть прогресса и общества в целом и любой области общественной жизни, производства науки и техники.

Однако, такое постепенное изменение означает эволюционное развитие, которое соответствует лишь количественному росту технических показателей (параметров). Различные нововведения в конструкции увеличивают КПД, скорость надежность, упрощают управление, но каждый из таких параметров получает не качественные, а только количественные изменения, ибо и до этого те же самые качества были характерны для этих конструкций, переход количества в качество в таком изменении не имеет места.

И, наконец, еще один момент, характеризующий технический прогресс - его всесторонность. Развитие техники идет далеко не равномерно. Жизнь заставляет обращать особое внимание из-за тех или иных потребностей на одни отрасли, и меньше - на другие. Технический прогресс должен быть действительно всесторонним, охватывая все отрасли производства. Чем большая согласованность и гармония будут достигнуты, тем меньше будет узких мест и диспропорций, тем быстрее будет протекать технический прогресс и больший эффект получит общество.

Таким образом, основные законы диалектики применимы к технике. Основные закономерности, например, "переход от низшего уровня к высшему", "преемственность в развитии", "неравномерность в развитии отдельных отраслей" так же распространяются на технику. Но на выделении только всеобщего останавливаться нельзя. Задача состоит в том, чтобы пойти дальше, изучить те закономерности, которые свойственны не всем общественным явлениям, а самой технике, ее развитию.

Техника - общественное явление , поэтому, ее развитие подчинено общественным законам. Но и это еще не все. Техника развивается не по экономическим, политическим или иным законам, свойственные определенным сторонам общественной жизни, а по законам, которые выражают ее взаимодействие с этими сторонами, устойчивые связи и отношения с ними. Говоря о естествознании и технике, необходимо отметить, что они имеют свои специфические закономерности, в которых выражаются относительно постоянные отношения и связи их с другими общественными явлениями.

5.6.3. Взаимодействие техники и общества

При анализе механизма социального воздействия техники важно обратить внимание на следующие три момента:

  • Воздействие техники на общество идет, прежде всего, через повышение производительности труда, которое обуславливается развитием технических средств. Рост производительности труда, явившийся следствием усовершенствования первоначальных простейших орудий производства привел к росту общественного богатства, к возникновению некоторого излишка совокупного общественного продукта, и следовательно, к частной собственности, а затем к общественному неравенству и классовому расслоению. Скачок в повышении производительности труда, происшедший с переходом к машинному производству; способствовал дальнейшей поляризации эксплуатируемых и эксплуататоров.
  • Другим направлением воздействия техники на общество является специализация средств труда, служащая технической основой разделения труда. Развитая автоматика, полностью устраняющая субъекта как механическое орудие из своей структуры, кладет конец разделению человеческого труда на основе разделения средств производства.
  • Наконец, в-третьих, при анализе социальной роли техники следует иметь в виду меру замещения техническими средствами трудовых функций человека. Опредмечивание основных технологических функций физического труда, а затем умственного, обуславливает коренные изменения в технологическом способе производства, в способе соединения человека и техники в трудовом процессе. Коренные же изменения в технологическом способе производства, в свою очередь, вызывают цепную реакцию изменений в технике, производстве, экономических и социальных институтах общества. Переход от ручного труда к машинному вызвал существенные изменения не только в профессиональной, но и в социальной структуре общества (класс рабочих и класс владельцев средств производства превратились в основные классы общества). В конце концов новый технологический способ производства привел к укреплению и господству нового общественного способа производства - на смену феодальным общественным отношениям пришли капиталистические общественные отношения.

Рост производительности труда, являясь главным, итоговым направлением воздействия техники на общество, основывается на двух других отмеченных направлениях этого воздействия. Помимо основных факторов влияния техники на общество можно назвать так же и некоторые другие: форму технических средств, их структуру, материал, технологические методы воздействия. Все эти факторы, вместе взятые, характеризуют тот или иной уровень развития производительных сил общества.

Влияние техники на общество происходит в наше время не только через сферу материального производства. В значительной мере под непосредственным ее воздействием преобразуются система образования, искусство, культура, быт. Техника программированного обучения, например. обуславливает переворот в методах преподавания. Кино, радио, телевидение создали новые возможности для распространения культуры, вызвали к жизни новые виды и жанры искусства, оказали глубокое воздействие на всю духовную жизнь общества. Техника революционизирует и условия быта, влияет на мировоззрение человека, его психологию, мышление и т. д.

С другой стороны и техника испытывает воздействие со стороны общества. Это воздействие определяется:

  • технологическим уровнем развития производства;
  • его организацией;
  • социально-экономическими отношениями;
  • хозяйственной политикой государства;
  • экономическими и политическими отношениями между государствами и международным разделением труда.

Техника развивается под воздействием общественных, в том числе и производственных потребностей, то есть переход от орудий ручного труда к машинной производственной технике диктовался всей совокупностью производственных социально-экономических, технологических, научных предпосылок и требований.

Значимость вопроса к чему может привести человека безудержное развитие техники настолько велика, что в настоящее время эта отрасль человеческой деятельности стала едва ли не главной проблемой понимания нашей ситуации. Реальность техники привела к тому, что в истории человечества произошел невероятный перелом, все последствия которого не могут быть предвидены и которые недоступны даже самой пылкой фантазии, хотя мы и находимся в самом центре того, что конституирует механизацию и технизацию нашей жизни.

Одно во всяком случае очевидно: техника только средство. Все зависит от того, что из нее сделает человек, чему она служит, в какие условия он ее ставит. Весь вопрос в том, что за человек подчинит ее себе, каким проявит он себя с ее помощью. Техника не зависит от того, что может быть ею достигнуто, в качестве самостоятельной сущности это бесплодная сила.

Итак, философская проблема техники существует. Технику изучали многие философы, но только в наше время эта проблема получила свое наибольшее распространение. Техника, преобразуясь сама, преобразует и человека, заставляет его жить в своем бешеном темпе.