2.1. Проблема бытия в философии. Категории бытия

2.1.1. Философский смысл проблемы бытия. Три аспекта
2.1.2. Категория бытия

2.2. Периоды в трактовке бытия. (6-4 в. до н.э. - конец 19 века)

2.2.1. Понятие бытия в Античной философии
2.2.2. Трактовка понятия бытия в теологии и учениях эпохи Возрождения и Нового времени
2.2.3. И. Кант и Г. Гегель о бытии

2.3. Бытие человека и бытие мира (конец 19 - 20 век)

2.3.1. Анализ философами ХХ века предшествующих трактовок бытия
2.3.2. "Философия жизни" о бытии
2.3.3. Понятие бытия в феноменологии
2.3.4. Экзистенциальное понятие бытия

2.4. Основные формы бытия

2.5. Диалектика бытия

2.5.1. Диалектические противоположности
2.5.2. Диалектика количественных и качественных изменений
2.5.3. Диалектическое отрицание и его роль в развитии
2.5.4. Размышления к вопросу о диалектическом развитии

2.6. Виртуальность и виртуальная реальность

2.6.1. Понятие виртуальности и виртуальной реальности
2.6.2. Временной аспект виртуальной реальности
2.6.3. Виртуальная философия
2.6.4. Психологическое в виртуальности или виртуальное в психологии

2.1. Проблема бытия в философии. Категории бытия

Бытие - одна из основных категорий философского мышления. Учение о бытии - онтология - стало ядром философских систем начиная с античности. Один из современных исследователей П. Гайденко в своей статье "Бытие и разум" отмечает, что так было до XVIII века, когда под влиянием скептицизма Д. Юма и трансцендентализма И. Канта понятие бытия вытесняется на периферию философской мысли. И в системе И. Фихте, и в системе Г. Гегеля бытию как токовому отводится весьма скромное место. Немецкий философ Г. Гегель подчеркивал, что для мысли не может быть ничего более малозначащего по своему содержанию, чем бытие. В итоге под влиянием Г. Гегля и немецкого идеализма в целом, позднее (к концу XIX - началу XX веков) неокантианства и неопозитивизма, устранивших онтологию как предмет философского познания, понятие бытия почти совсем выпало из поля зрения философов. Однако, в 20 - 30 годы обнаруживается тенденция возврата к проблемам онтологии. Можно сказать, что более полную реализацию они получают в работах М. Шелера, Н. Гартмана, М. Хайдеггера и др. и как подчеркивает исследователь, именно история понятия бытия может пролить новый свет на вопрос о глубинных корнях того типа мышления, того подхода к миру, который лежит в фундаменте современной европейской, ставшей сегодня уже почти планетарной цивилизации.

2.1.1. Философский смысл проблемы бытия. Три аспекта

Исходя из предыдущих рассуждений логично вытекает вопрос: почему многие мыслители считали и считают проблему бытия исходной для систематических философских размышлений? Понятно, что раскрыть смысл столь широкой философской проблемы - значит прежде всего выявить какие корни она имеет в реальной жизни человека и человечества, отмечает в своей работе Н. Мотрошилова. Несомненно то, что наша жизнедеятельность опирается на простые и понятные предпосылки, которые мы обычно принимаем без особых сомнений и рассуждений. Самое универсальное из них - естественное убеждение человека в том, что мир есть, имеется "здесь" и "теперь", наличествует. Люди столь же естественным образом рассчитывают и на то, что при всех изменениях в природе и обществе, мир сохраняется как относительно стабильное целое. Проблема бытия возникает тогда, когда такого рода универсальные предпосылки становятся предметом сомнений и раздумий. Простой констатации существования мира "здесь" и "теперь" недостаточно. Возникает вопрос: не существует ли мир "там" и "везде"? обнаруживая существование мира "теперь" философы с необходимостью ставили вопрос о прошлом и будущем. Ответы на вопросы не были однозначными. Одни философы доказывали, что бесконечный мир был всегда, другие утверждали, что мир имеет свое начало и конец в пространстве и во времени. Признание идеи непреходящего существования мира требовало обращения к соотношению такого мира и конечных вещей и человека. Мировоззренческое освоение идей бесконечного и непреходящего существования мира является сложной задачей, так как противоречит непосредственному житейскому опыту человека. Но, именно собственный опыт человека в мире пробуждает раздумья о "вечности и времени", пространственно-временных границах или бесконечности мира. Итак, можно выделить первый аспект проблемы бытия. Корень, смысл проблемы в противоречивом единстве непреходящего бытия природы как целого и приходящего бытия вещей, состояний природы, человеческих существ. Попытки решить данную проблему приводили философов к мысли, что бытие мира как целого неотделимо от бытия в мире всего, что существует.

Из этого размышления следует второй аспект проблемы бытия, связанный с вопросом о единстве мира. Его можно сформулировать так: мир существует как непреходящее единство вне и независимо от воли и сознания человека. Очевидность существенных различий между вещным и духовным, природой и обществом, между людьми, заставляло человека искать единства. В философии был поставлен вопрос о всеобщем - общим для всего. И это общее для всех было в том, что они "есть", имеются, существуют. Природа, человек, все созданное им, включая его мысли и идеи, общество - равно существуют, наличествуют. Это и есть предпосылка единства мира.

Как отмечает исследователь Н. Мотрошилова, из этого вытекает третий смысловой аспект философской проблемы бытия: мир вообще (и все, что в нем существует) именно во внутренней и объективной логике существования и развития, то есть реально, предпослан сознанию и действию конкретных индивидов, конкретных поколений людей. Можно сказать, что бытие есть совокупная реальность как она есть для отдельных индивидов и поколений. Отсюда следуют важные выводы: любые вмешательства человека в развитие природы и общества требует тщательного анализа объективных предпосылок, возможностей и тенденций. Следует еще раз подчеркнуть то, что реальностью является не только природное, но и духовное, идеальное. Материализм и идеализм расходятся лишь в понимании различных форм бытия - бытия мира вне человека и человеческого мира, предметно-вещного и духовного.

Общий вывод: мир в целом и все, что в нем существует, есть действительность, которая имеет внутреннюю логику своего существования, развития и реально предзадана сознанию, действию отдельных индивидов и отдельных людей.

2.1.2. Категория бытия

Важно заметить, вопрос, что такое бытие, природа или дух, вещи или идеи, обострился до вопроса: существует ли само бытие? Любое. Или оно нам только кажется, и сутью всего является ничто? Исследователь В. Кутырев считает, что в обычной бинарной человеческой логике подобная отрицающая себя онтология предстает как парадокс, бессмыслица. О самопротиворечивости отказа от бытия известно со времен античных греков. В науке и философии ХХ века отношение к парадоксам и абсурдным идеям изменилось. Несмотря на неразработанность этого вопроса в современной научной литературе все же необходимо признать, что понятие бытия имплицитно содержит в себе всю философскую проблематику. И хотя в европейской мысли после И. Канта онтологию потеснила гносеология, а потом методология, это делалось "ради бытия", его лучшего познания и совершенствования.

Онтология критиковалась как спекулятивное, должное быть замененным наукой (позитивизм), но от понятия бытия как философского имени мира, вселенной, всего, что существует, до сих пор не отказались. Понятие бытия в классической философии рассматривалось вместе с понятием небытия, которое прилагалось к конкретным явлениям, выражая их трансформацию и переход из одного состояния в другое. В целом бытие абсолютно, небытие относительно.

Другими словами оппозиция бытие - небытие аксиологически нагружена. Бытие рассматривается как обладающее формой организации, как сущность и единое, жизнь, добро, истина, красота, а небытие - как бесструктурный хаос, пустота, видимость и многое, смерть, зло, ложь, безобразие.

Философия как система знания начинается с абсолютизации бытия, подчеркивает В. Кутырев в своем исследовании, с изменения вневременного, пребывающего начала, субстанциональной подкладки, если и изменяющейся, то лишь в своих внешних свойствах. Небытия нет, указывали мыслители элеатской школы, или философы скромно ограничивались указанием творения из небытия всего мира. Из всех философов, пожалуй, можно выделить только Гераклита, который указывал, что "быть - это сбываться", и Г. Гегеля, приравнивающего "чистое бытие" к ничто.

Прежде чем рассматривать анализ понятия бытия в последних исследованиях, обратимся к историческому генезису понятия бытия.

2.2. Периоды в трактовке бытия. (6-4 в. до н.э. - конец 19 века)

2.2.1. Понятие бытия в Античной философии

В истории философии первую концепцию бытия дали древнегреческие философы 6-4 веков до нашей эры - десократики. Для них бытие совпадает с материальным, неразрушимым и совершенным космосом.

Одни из них рассматривали бытие как неизменное, единое, неподвижное, тождественное себе. Таковыми были взгляды древнегреческого философа Парменида. Существо его философской позиции заключается в проведении принципиального различия между мышлением и чувственностью, а соответственно и между мыслимым миром и миром чувственно познаваемым. Это было подлинным философским открытием. Мышление и соответствующий ему мыслимый, умопостигаемый мир есть прежде всего "единое", которое Парменид характеризовал как бытие, вечность и неподвижность, однородность, неделимость и законченность, противопоставляя его становлению и кажущейся текучести. Для богов нет ни прошлого, ни будущего, а существует только настоящее.

Он дает одну из первых формулировок идеи тождества бытия и мышления: "мыслить и быть есть одно и то же", "одно и то же мысль и то, на что мысль устремляется"( История философии в кратком изложении. - М.: Мысль, 1994; стр56.). Такое бытие, по Пармениду, никогда не может быть небытием, поскольку последнее - это нечто слепое и непознаваемое; бытие не может ни происходить из небытия, ни каким-либо образом содержать его в себе.

Вопреки сложившемуся еще в древности мнению, Парменид вовсе не отрицал чувственного мира, а только доказывал, что для его философского и научного осознания мало одной чувственности. Считая критерием истины разум, он отвергал ощущения из-за их неточности.

Выдающийся античный философ Платон фиксирует бытие в отношении к небытию, причем противопоставляются бытие по истине, открываемое в философском размышлении, и бытие по мнению, представляющее собой липа ложную, превратную поверхность вещей. Платон противопоставляет чувственные вещи чистым идеям как "мир истинного бытия". Душа когда-то была близка богу и "поднявшись, заглядывала, в подлинное бытие". Теперь же, отягощенная заботами, "с трудом созерцает сущее" (История философии в кратком изложении. - М.: Мысль, 1994; стр. 68).

Важнейшей частью философской системы Платона является учение о трех основных онтологических субстанциях (триаде): "едином", "уме" и "душе". Основой всякого бытия является "единое", которое само по себе лишено каких-либо признаков, не имеет частей, то есть ни начала, ни конца, не загашает какого-либо пространства- не может двигаться, поскольку для движения необходимо изменение, то есть множественность. К бытию не применимы признаки тождества, различия, подобия: и т. д. О нем вообще ничего нельзя сказать, оно выше всякого бытия, ощущения, мышления. В этом источнике скрываются не только "идеи", или "эйдосы", вещей, то есть их субстанциальные духовные первообразы и принципы, которым Платон приписывает вневременную реальность, но и сами вещи, тех становление.

Красота жизни и реального бытия для Платона выше красоты искусства. Бытие и жизнь есть подражание вечным идеям, а искусство есть подражание бытию и жизни, то есть подражание подражанию.

Аристотель выявляет типы бытия в соответствии с типами суждений: "оно есть". Но бытие им понимается как всеобщий предикат, который относится ко всем категориям, но не является родовым понятием. Опираясь на проводимый им принципы взаимосвязи формы и материи, Аристотель преодолевает присущее прежней философии противопоставление сфер бытия, поскольку форма для него есть неотъемлемая характеристика бытия. Однако Аристотель признает также нематериальную форму всех форм (бога).

Аристотель подверг критике учение Платона об идеях и дал решение вопроса об отношении в бытии общего и единичного. Единичное - то, что существует только "где-либо" и "теперь", оно чувственно воспринимаемо. Общее - то, что существует в любом месте и в .любое время ("повсюду" и "всегда"), проявляясь при определенных условиях в единичном, через которое оно познается. Общее составляет предмет науки и постигается умом.

Для объяснения того, что существует, Аристотель принимал 4 причины:

  • сущность и суть бытия, в силу которой всякая вещь такова, какова она есть (формальная причина);
  • материя и подлежащее (субстрат) - то, из чего что-либо возникает (материальная причина);
  • движущая причина, начало движения;
  • целевая причина - то, ради чего что-либо осуществляется

Хотя Аристотель признавал материю одной из первых причин и считал ее некоторой сущностью, он видел в ней только пассивное начало (возможность стать чем-либо), всю же активность приписывал остальным трем причинам, причем сути бытия ~ форме - приписал вечность и неизменность, а источником всякого движения считал неподвижное, но движущее начало - бога. Бог Аристотеля -"перводвигатель" мира, высшая цель всех развивающихся по собственным законам форм и образований.

2.2.2. Трактовка понятия бытия в теологии и учениях эпохи Возрождения и Нового времени

Христианство проводит различие между божественным и сотворенным бытием, между богом и миром, который сотворен им из ничего и поддерживается божественной волей. Человеку предоставлена возможность свободного движения к совершенному, божественному бытию. Христианство развивает античное представление, о тождестве бога и совершенства (блага, истины и красоты). Средневековая христианская философия в традициях аристотелизма различает действительное бытие (акт) и возможное бытие (потенции), сущность и существование. Всецело актуально только бытие бога.

Резкий основание) и ее акциденции (свойства), производные от субстанции, преходящие, изменяемые.

С разными модификациями все эти особенности в понимании бытия обнаруживаются в философских системах Ф. Бэкона, Т. Гоббса, Дж. Локка (Великобритания), Б. Спинозы, у французских материалистов, в физике Р. Декарта.

2.2.3. И. Кант и Г. Гегель о бытии

Не отрицая существования вещей самих по себе, И. Кант рассматривает бытие не как свойство вещей, а как связку суждения. "... Бытие не есть реальный предикат, иными словами, оно не есть понятие о чем-то таком, что могло бы быть прибавлено к понятию вещи... В логическом, применении оно есть лишь связка в суждении". Прибавляя к понятию характеристику бытия, мы не прибавляем ничего нового к его содержанию.

Диссертация "О форме и принципах чувственно воспринимаемого и умопостигаемого мира" (История философии в кратком изложении. - М.: Мысль, 1994; стр245) явилась началом перехода к воззрениям "критического" периода, главными произведениями которого стали "Критика чистого разума", "Критика практического разума" и "Критика способности суждения".

Основу всех трех "Критик" составляет учение Канта о явлениях и о вещах, как они существуют сами по себе, - "вещах в себе". Познание наше начинается с того, что "вещи в себе" воздействуют на органы внешних чувств и вызывают в нас ощущения. В этой предпосылке своего учения Кант - материалист. Но в учении о формах и границах познания Кант - идеалист и агностик. Он утверждает, будто ни ощущения нашей чувственности, ни понятия и суждения нашего рассудка не могут дать никакого теоретического знания "о вещах в себе". Вещи эти непознаваемы. Правда, эмпирические знания могут неограниченно расширяться и углубляться, но это ни на йоту не приблизит нас к познанию "вещей в себе".

В системе Г. Гегеля бытие рассматривается как первая, непосредственная и весьма неопределенная ступень в восхождении духа к самому себе, от абстрактного к конкретному: абсолютный дух лишь на мгновение материализует свою энергию, а в своем дальнейшем движении и деятельности самопознания он снимает, преодолевает отчужденность бытия от идеи и возвращается к самому себе, так как сущность бытия составляет идеальное. Для Гегеля подлинное бытие, совпадающее с абсолютным духом, есть не косная, инертная реальность, а объект деятельности, полный беспокойства, движения и фиксируемый в форме субъекта, то есть деятельно (История философии в кратком изложении. - М.: Мысль, 1994; стр. 279).

С этим связан и историзм в понимании бытия, который берет свое начало в немецком классическом идеализме. Правда, история и практика здесь оказываются производными от духовной деятельности.

Установка на рассмотрение бытия как продукта деятельности духа характерна и для философии конца XIX - начала XX веков. При этом по-новому истолковывается само бытие. Основная тенденция в развитии представлений о бытие совпадает с тенденцией развития научного знания, которое преодолевает как натуралистически -объективистскую трактовку бытия, так и субстанциальный подход к нему. Это выражается, в частности, в ппироком проникновении в научное мышление таких категорий, как функция, отношение, система и т. д. Это движение науки во многом было подготовлено критикой представлений о бытие как субстанции, осуществленной в гносеологии, например, в работах немецкого философа-неокантианца Э. Кассирера.

2.3. Бытие человека и бытие мира (конец 19 - 20 век)

2.3.1. Анализ философами ХХ века предшествующих трактовок бытия

Почему же особое внимание философов различных направлений привлекло учение о бытии? И как это увязать с поворотом к человеку? Ведь в философии XX века, в отличие от традиционной онтологии, не мир, не природа, а человек становился проблемной точкой отсчета. Философы XX века стали решительно пересматривать внутрифилософские приоритеты прошлого. Они возражали тем представителям классической онтологии, которые отталкивались от самостоятельного бытия мира и от него двигались к пониманию человека, поставленного в зависимость от мира. В таких случаях, говорили они, философия и превращалась в "философию вещей", а человек чаще всего также рассматривался как вещь. Не менее категорическими были возражения против тех направлений классической философии, где на первый план выдвигались логика, гносеология, теория идей: господство "философии идей", утверждали сторонники "новой онтологии", превращает человека в своего рода познавательную машину. В противовес классическому онтологизму и гносеологизму представители анализируемых направлений XX века считали необходимым действительно сделать человека центром философии. Ведь сам человек есть, существует, является бытием, притом бытием особым. "Философы-классики рассматривали "бытие" как предельно широкое (человеческое) понятие о мире и в то же время считали бытие совершенно независимым от человека" (Современная западная философия. Словарь. - М., 1993;стр 392).

Исключением было учение Канта. В нем философы XX века особенно высоко оценили ту идею, согласно которой мир мы видим исключительно сквозь призму человеческого сознания. Вещи мира, сам мир существуют в себе, совершенно независимо от сознания, но "в себе" они нам, людям, не явлены. Поскольку же мир, вещи и процессы мира являются людям, постольку результаты его осознания уже неотделимы от человека. К этим тезисам Канта, значительно усиливая их субъективистский крен, присоединяются не только феноменологи, экзистенциалисты, персоналисты, но и представители многих других направлений. Однако в отличие от классиков, и даже от Канта, центром "антропологической философии" XX века является не учение о разуме, не гносеология и логика, а онтология. Центром же "новой онтологии" становится не некое изолированное сознание человека, а сознание, точнее, духовное (сознание и бессознательное), взятое в неразрывном единстве с человеческим бытием. Этот новый смысл и вкладывается в традиционное понятие Dasein (наличное бытие, здесь - бытие), которое становится базовой категорией экзистенциалистской онтологии.

Итак, путь феноменолога, экзистенциалиста, персоналиста - не путь от Sein, бытия вообще, не от мира как бытия к бытию человека, как это было в классической онтологии. Избирается обратный путь - от человеческого Dasein к миру, как он видится человеку и "выстраивается" вокруг него. Такой подход представляется философам XX века предпочтительным не только с реалистической точки зрения (ведь по-другому, говорят они, человек и не осваивает мир), но и с точки зрения гуманистическая: в центр ставится человек, его активность, возможности свободы, открываемые самим его бытием. В ряде философских концепций акцент делается на специфической форме бытия -человеческом существовании.

2.3.2. "Философия жизни" о бытии

У немецкого философа Ф. Ницше, например, понятие бытия толкуется как обобщение понятия жизни. Он стремится преодолеть рациональность философского метода. "Понятия не выстраиваются у Ницше в систему, а предстают как многозначные символы"( Современная западная философия. Словарь. - М., 1993;стр 267).

Таковы понятия "жизнь", "воля к власти", которая есть само по себе бытие в его динамичности, и страсть, и инстинкт самосохранения, и движущая обществом энергия и т. д

В качестве исходного выдвигается понятие "жизнь" как некая интуитивно постигаемая целостная реальность, не тождественная ни духу, ни материи. Здесь внимание приковано к индивидуальным формам реализации жизни, ее неповторимым, уникальным культурно-историческим образам.

Немецкий философ Г. Риккерт, как и все неокантианство, различает чувственно-реальное и ирреальное бытие. Если естествознание имеет дело с реальным бытием, то философия - с миром ценностей, то есть бытие, которое предполагает долженствование. Бытие - не ощущаемое, а категориально мыслимое бытие. Пространство и время - не формы чувствительной интуиции, а категории логического мышления. Отсюда - тезис об имманентности бытия сознанию.

2.3.3. Понятие бытия в феноменологии

Для феноменологии немецкого мыслителя Э. Гуссерля характерно проведение различия между реальным и идеальным бытием. Первое является внешним, фактическим, временным, а второе -миром чистых сущностей (эйдосов), обладающих подлинной очевидностью. Задача феноменологии в том, чтобы определить смысл бытия, осуществить редукцию всех натуралистически-объективистских установок и повернуть сознание от индивидуально-фактического бытия к миру сущностей. Бытие коррелятивно акту переживания, сознанию, которое интенционально, то есть направлено на бытие, влечется к бытию. Центральным пунктом феноменологии является изучение сопряженности бытия и сознания.

Претендуя на нейтральную позицию в решении основного вопроса философии, Гуссерль предложил исключить из феноменологии "положения о бытии" (История философии в кратком изложении. - М.: Мысль, 1994; стр387). Феноменологическая установка достигается с помощью метода редукции, который включает в себя:

  • эйдетическую редукцию, то есть отказ от любых утверждений об объективном: существовании бытия, о пространственно-временной его организации, воздержание от любых суждений о реальном бытии и сознании, и
  • трансцендентальную редукцию, то есть исключение всех антропологических, психологических трактовок сознания и поворот к анализу сознания как чистого созерцания сущностей.

Феноменологическую школу прошли видные философы XX века - один из основателей религиозной (католической) антропологии М. Шелер создатель "критической онтологии" Н. Гартмана. Феноменология оказала большое влияние на многие другие философские направления - экзистенциализм, герменевтику и т. д.

Немецкий философ Н. Гартман, противопоставляя материальное бытие как преходящее, эмпирическое идеальному бытию как надисторическому, проводит различие между способами их познания. Сообразно этому он понимает онтологию как науку о сущем, которое состоит из различных слоев бытия - неорганического, органического, духовного.

2.3.4. Экзистенциальное понятие бытия

Понятие "существование" произошло от латинского existo - существую. В истории философии понятие "существование" употреблялось обычно для обозначения внешнего бытия вещи, которое в отличие от сущности вещи, постигается не мышлением, а опытом.

Принципиально новый категориальный смысл существование получает у Кьеркегора. Он противопоставляет рационализму понимание существования как человеческого бытия, которое постигается непосредственно. Существование, по Кьеркегору, - единично, личностно, конечно. Конечное существование имеет свою судьбу и обладает историчностью, ибо понятие истории, согласно Кьеркегору, неотделимо от конечности, неповторимости существования, то есть от судьбы.

В XX веке кьеркегоровское понятие существования возрождается в экзистенциализме, где оно занимает центральное место. Существование, то есть экзистенция (отсюда сам термин "экзистенциализм") трактуется в экзистенциализме как нечто соотнесенное с трансценденцией, то есть выходом человека за собственные пределы. Непостижимая для мышления связь существования с трансценденцией, его конечность обнаруживаются, согласно экзистенциализму, в факте самого существования. Однако конечность, смертность существования - не просто эмпирический факт прекращения жизни, а. начало, определяющее структуру существования, пронизывающее собой всю человеческую жизнь.

Отсюда характерный для экзистенциализма интерес к так называемым "пограничным ситуациям" - страдание, страх, тревога, вина, в которых выявляется природа существования.

В концепции, немецкого экзистенциалиста М. Хайдеггера критикуется традиционный подход к бытию, основанный на рассмотрении бытия как сущего, субстанции, как чего-то извне данного и противоположного субъекту. Для самого Хайдеггера проблема бытия имеет смысл лишь как проблема человеческого бытия, проблема предельных оснований человеческого существования. Самым важным выражением общечеловеческого способа бытия является страх перед ничто.

В сочинении "Время и бытие" он ставит вопрос о смысле бытия, который, по его мнению, оказался забытым традиционной европейской философией. Пытаясь строить онтологию на основе гуссерлевской феноменологии, Хайдеггер хочет раскрыть смысл бытия через рассмотрение человеческого бытия, поскольку только человеку изначально свойственно понимание бытия ("открыто" бытие). Основу человеческого существования составляет его конечность, временность. Поэтому время должно быть рассмотрено как самая существенная характеристика бытия.Хайдеггер стремится переосмыслить европейскую философскую традицию, которая рассматривала чистое бытие как нечто вневременное. Причину такого "неподлинного" понимания бытия виделась им в абсолютизации одного из моментов времени - настоящего, "вечного присутствия" (Д.Хайдегтер М. Время и бытие. - М., 1993.стр 264.), когда подлинная временность как бы распадается, превращаясь в последовательный ряд моментов "теперь", в физическое время. Основным пороком современной науки, как и европейского миросозерцания вообще, Хайдеггер считает отождествление бытия с сущим, с эмпирическим миром вещей и явлений.

Переживание временности отождествляется с острым чувством личности. Сосредоточенность на будущем дает личности подлинное существование, тогда как перевес настоящего приводит к тому, что "мир вещей", мир повседневности заслоняет от человека его конечность.

Такие понятия, как "страх", "решимость", "совесть", "вина", "забота" и т. п., выражают духовный опыт личности, чувствующей свою неповторимость, однократность и смертность.

В дальнейшем на смену им приходят понятия, выражающие реальность не столько личностно-этическую, сколько безличностно-космическую: бытие и ничто, сокрытое и открытое, основа и безосновное, земное и небесное, человеческое и божественное. Теперь Хайдеггер пытается постигнуть самого человека, исходя из "истины бытия". Анализируя происхождение метафизического способа мышления и мировосприятия в целом, он пытается показать, как метафизика, будучи основой всей европейской жизни, постепенно подготовляет новоевропейскую науку и технику, ставящих своей целью подчинение всего сущего человеку, как она порождает иррелигиозность и весь стиль жизни современного общества, его урбанизацию .

При современном отношении к языку как к орудию язык технизируется, становится средством передачи информации и тем самым умирает как подлинная "речь", как "речение", "сказание". Теряется та последняя нить, которая связывала человека и его культуру с бытием, а сам язык становится мертвым. Поэтому задача "прислушивания к языку" рассматривается как; всемирно-историческая. Не люди говорят языком, а язык говорит людям и людьми. Таким образом, если в первых своих работах Хайдеггер попытался построить философскую систему, то впоследствии он провозгласил невозможность рационального постижения бытия.

Первоосновой экзистенциалистской онтологии (а одновременно феноменологии, ибо и в ней внимание сосредоточивается на прояснении, вернее, "самопрояснении" феноменов, проявлений сознания) является, по Хайдеггеру, Dasein толкуемое как особое человеческое бытие. Его особенности и преимущества, разъясняет Хайдеггер, состоят в том, что оно - единственное бытие, которое способно "вопрошать" о самом себе и бытии вообще, как-то "устанавливать себя" ("устанавливаться") по отношению к бытию. Вот почему такое бытие-экзистенция и есть, по Хайдеггеру, фундамент, на котором должна строиться всякая онтология. Такое понимание специфики человеческого бытия не лишено оснований. Ни одно из известных нам живых существ, кроме человека, неспособно помыслить, задаться вопросом о бытии, как таковом, - об универсуме и его целостности, о своем месте в мире. Здесь мы, кстати, видим определенное различие в понимании "экзистенции" Хайдеггером и Сартром. Сартр, употребляя это понятие, делает акцент на индивидуальном выборе, ответственности, поисках собственного "Я", хотя, конечно, ставит в связь с экзистенцией и мир в целом. У Хайдеггера акцент все же перенесен на бытие, - для "вопрошающего" человека бытие раскрывается, "светится" через все, что люди познают и делают. Надо только излечиться от опаснейшей болезни, поразившей современное человечество, - "забвения бытия" (Современная западная философия. Словарь. - М., 1993. с. 377).

Страдающие ею люди, эксплуатируя богатства природы, "забывают" о ее целостном, независимом бытии; видя в других людях всего лишь средства, люди "забывают" о высоком предназначении человеческого бытия.

Итак, первый шаг экзистенциалистской онтологии - констатация "изначальности" человеческого бытия как бытия-вопрошания, бытия-установления, как бытия, которое "есть я сам". Следующий онтологический шаг, который экзистенциалисты приглашают сделать своего читателя и который, вообще говоря, естественно вытекает из логики их размышления, состоит в том, что вводится понятие и тема бытия-в-мире. Ведь суть человеческого бытия действительно состоит в том, что это бытие-в-мире, связанное с бытием мира.

Бытие-в-мире, с одной стороны, раскрывается через неотъемлемое от человека "деление" - и это напоминает немецкую классическую философию, в частности понятие "дело - действие" у Фихте. Бытие-в-мире "светится" (Хайдеггер М. Время и бытие. - М., 1993.стр 283.) , по Хайдеггеру, через "делание", а "делание" раскрывается через "заботу". (Конечно, не следует путать заботу как категорию философии с конкретными "тяготами", "печалью", "жизненными заботами", в философии экзистенциализма речь идет об общей, "метафизической" заботе, обеспокоенности миром, самим бытием.) Итак, Dasein способно не только вопрошать о бытии, но и заботиться о себе как бытии, заботиться о бытии, как таковом. И эти моменты, действительно характеризуют бытие человека в мире и очень важны, особенно сегодня, когда именно забота человека и человечества о бытии, о сохранении бытия планеты, цивилизации, о сохранении природной среды должна противостоять вырвавшимся из-под контроля деструктивным тенденциям человеческой жизни.

Французский экзистенциалист Ж. П. Сартр, противопоставляя бытие в себе и бытие для себя, разграничивает материальное бытие и человеческое бытие. Первое есть для него что-то косное, выступающее только как препятствие, вообще неподвластное человеческому действию и познанию. "В каждое мгновение мы испытываем материальную реальность как угрозу нашей жизни, как сопротивление нашему труду, как границу нашего познания, а также как уже используемое или возможное орудие". Основные характеристики человеческого бытия - свободный выбор возможностей: "... быть для человека - значит выбирать себя... " (Сартр Ж. Экзистенциализм - это гуманизм. -М,, 1991. С.237).

Идеалистическая философия Сартра - одна из разновидностей атеистического экзистенциализма, сосредоточена на анализе человеческого существования, как оно переживается, осмысляется самой личностью и развертывается в веренице ее произвольных выборов, не предопределенных законосообразностью бытия, какой-либо заведомо заданной сущностью.

Существование отождествляется с обретающим опору лишь в себе самосознанием личности, постоянно сталкивается с другими, столь же самостийными существованиями и со всем исторически сложившимся положением вещей, предстающим в виде определенной ситуации. Последняя в ходе осуществления "свободного проекта", подлежит как бы духовной "отмене", поскольку полагается несостоятельной, подлежащей перестройке, а затем и изменению на деле.

Отношения человека и мира Сартр рассматривал не в единстве, а как полный разрыв между безнадежно затерянным во Вселенной и влачащим, однако, бремя метафизической ответственности за ее судьбы мыслящим индивидом, с одной стороны, природой и обществом, которые выступаю хаотичной, бесструктурно-рыхлой полосой "отчуждения", - с другой.

Экзистенциальная философия Сартра обнаруживает себя как одно из современных ответвлений феноменологии Гуссерля, как приложение его метода к "живому сознанию", к субъективно-деятельной стороне того сознания, с каким конкретный индивид, заброшенный в мир конкретных ситуаций, предпринимает какое-либо действие, вступает в отношение с другими людьми и вещами, стремится к чему-либо, принимает житейские решения, участвует в общественной жизни и так далее. Все акты деятельности рассматриваются Сартром как элементы определенной феноменологичной структуры и расцениваются фактически в зависимости от задач личностного самоосуществления индивида. Сартр рассматривает роль "субъективного" (подлинно-личностного) в процессе человеческой персонализации и исторического творчества. По Сартру, акт специфически человеческой деятельности есть акт обозначения, придания смысла (тем моментам ситуации, в которых проглядывает объективность -"другое", "данное"). Предметы лишь знаки индивидуальных человеческих значений, смысловых образований человеческой субъективности. Вне этого они - просто данность, сырая материя, пассивные и инертные обстоятельства. Придавая им то или иное индивидуально-человеческое значение, смысл, человек формирует себя в качестве так или иначе очерченной индивидуальности. Внешние предметы - здесь просто повод для "решений", "выбора", который должен быть выбором самого себя.

В мифологизирующем утопическом мышлении Сартра все же на первый план выступает неприятие действительности современного общества и его культуры, выражающее сильную струю современного социального критицизма. Жить в этом обществе, согласно Сартру, как живет в нем "довольное собой сознание", можно лишь отказавшись от себя, от личной подлинности, от "решений" и "выбора", переложив последние на чью-либо анонимную ответственность - на государство, нацию, расу, семью, других людей. Но и этот отказ - ответственный акт личности, ибо человек обладает свободой воли. Концепция свободы воли развертывается у Сартра в теории "проекта", согласно которой индивид не задан самому себе, а проектирует, "собирает" себя в качестве такового. Поэтому трус, например, ответственен за свою трусость, и "для человека нет алиби". Экзистенциализм Сартра стремится заставить человека осознать, что он полностью в ответе за самого себя, свое существование и окружающее, ибо исходит из утверждения, что, не будучи чем-то заданным, человек постоянно строит себя посредством своей активной субъективности. Он всегда "впереди, позади себя, никогда - сам". Отсюда то выражение, которое Сартр дает общему принципу экзистенциализма: "... существование предшествует сущности...". По сути это означает, что всеобщие, общественно-значимые (культурные) объективации, которые выступают как "сущности", "природа человека", "всеобщие идеалы", "ценности" и так далее, являются лишь отложениями, застывшими моментами деятельности, с которыми конкретный субъект никогда не совпадает. "Экзистенция" и есть постоянно живой момент деятельности, взятый в виде внутрииндивидуального состояния, субъективно. В более поздней работе "Критика диалектического разума" Сартр формулирует этот принцип как принцип "несводимости бытия к знанию". По экзистенциализм Сартра не находит иной основы, из которой человек мог бы развить себя в качестве подлинно самодеятельного субъекта, кроме абсолютной свободы и внутреннего единства "проектирующего я". В этом своем возможном развитии личность одинока и лишена опор. Место активной субъективности в мире, ее онтологическую основу Сартр обозначает как "ничто". По мысли. Сартра, "... человек, без всякой опоры и помощи, осужден в каждый момент изобретать человека" и тем самым "человек осужден на свободу" (Сартр Ж. Экзистенциализм - это гуманизм. -М., 1991.С. 367).

Но тогда основой подлинности (аутентичности) могут- быть только иррациональные силы человеческого подполья, подсказки подсознательного, интуиции, безотчетные душевные порывы и рационально не осмысленные решения, неминуемо приводящие к пессимизму или к агрессивному своеволию индивида: "История любой жизни есть история поражения". Появляется мотив абсурдности существования: "Абсурдно, что мы рождаемся, и абсурдно, что мы умираем". Человек, по Сартру, - бесполезная страсть.

Индивидуальное бытие человека противоречиво: человек, в самом деле, не может смотреть на мир иначе, чем "сквозь призму" своего бытия, сознания, знания, и в то же время способен - в чем Хайдеггер нрав - "вопрошать" о бытии как таковом. Не без оснований усматривая, в таком противоречии источник драматизма человеческой жизни, феноменология и экзистенциализм, особенно на начальных этапах их развития, по существу, упускали из виду другое, не менее, если не более важное обстоятельство. Отдельные индивиды, не говоря уже о поколениях людей, о человечестве в целом, исходят, конечно, из своего "местоположения" и из своего "времени", когда "устраиваются" в мире. Но они не сделали бы ни одного жизненно верного, эффективного шага, если бы повседневно, ежечасно не выясняли, каковы объективные свойства (в том числе пространственные и временные) мира самого но себе, его вещей и процессов. Поэтому из того факта, что человек видит мир не иначе, чем своими глазами, постигает его не иначе, чем собственной мыслью, вовсе не вытекает идеализм, как ошибочно полагают экзистенциальные философы. Люди научаются сопоставлять себя с миром, видеть свое бытие как часть и продолжение бытия мира. Они умеют судить о мире, осваивать его не только по мерке своего вида, своего сознания и действия, но и по мерке самих вещей. Иначе они. не смогли бы выжить в этом мире и тем более не смогли бы "вопрошать" о бытии как таковом. Не случайно М. Хайдеггер в своих более поздних работах, пытаясь преодолеть субъективизм и психологизм ранней позиции, на первый план выдвигает бытие как таковое.

И все же нельзя согласиться с тем, что онтологии XX века, подобные феноменологическим, экзистенциалистским, заслуживают лишь негативных оценок. Связывание учения о бытии с человеческим действием, построение учения о бытии человека, о сферах бытия, о социальном бытии -путь, по которому пошла и марксистская философия. Она также отличается от классических вариантов онтологии. Но при этом, в отличие от экзистенциальной философии, марксизм развивает некоторые тенденции классической онтологии - прежде всего идею о том, что человек, при всей неотделимости мыслей, действий, чувств индивида от его собственного бытия, способен не только "вопрошать" о бытии как таковом, но и давать на свои вопросы ответы, доступные проверке самыми разными способами. А потому человек и в повседневном действии, и в науке, и в философии накапливает объективные знания о мире и самом себе. Он всегда, так или иначе, строит (с разной мерой сознательности, глубины, разработанности) "объективные онтологии", помогающие ему познавать мир и овладевать им. В частности, человеческое бытие-в-мире обладает самостоятельными объективными структурами, независимыми от индивидов и, по крайней мере, отчасти, постепенно улавливаемыми человеком и человечеством.

2.4. Основные формы бытия

2.4.1. Формы бытия

Основной вопрос философии - это вопрос об отношении мышления к бытию. Его решение зависит от расшифровки понятия бытия, от рассмотрения его основных форм. Необходимо подчеркнуть, что в философии выделялись и анализировались различные системы форм бытия. Нет единого мнения по этому вопросу и сейчас. Философы, представители диалектического материализма, считают целесообразным выделение следующих различающихся, но взаимосвязанных основных форм бытия.

  • Бытие вещей (тел), процессов, которое в свою очередь делется на: бытие вещей, процессов, состояний природы, бытие природы как целого и бытие вещей и процессов, произведенных человеком.
  • Бытие человека, которое подразделяется на: бытие человека в мире вещей и специфически-человеческое бытие.
  • Бытие духовного (идеального), которое делится на индивидуализированное духовное и объективизированное (внеиндивидуальное) духовное.
  • Бытие социального, которое делится на индивидуальное бытие (бытие отдельного человека в обществе и в процессе истории) и бытие общества.

При осмыслении проблемы существования природы как особой реальности, философия сталкивается, прежде всего, с трудностью: о вещах и состояниях природы, о природе в целом мыслит и говорит человек. Именно он устанавливает существование мира природы до, вне и независимо от своего сознания и действия; и устанавливает не иначе, как опираясь на сове сознание и действие. Но эта трудность преодолевается пониманием того, что выводы о существовании и форме бытия природы сделаны людьми на основании общечеловеческого социально-исторического опыта, конкретного практического опыта всех индивидов. Практика придала мысли о существовании природы фактическую очевидность.

Итак, вещи, процессы, состояния, целостность природы существуют до, вне и совершенно независимо от сознания человека. Природа является объективной реальностью.

В универсуме природы человек с его сознанием - только одно из более поздних звеньев в бесконечной цепи единого бытия. Для природы существовать, "быть" - вовсе не значит быть воспринимаемой человеком. Огромные пространства Вселенной до возникновения человека, судя по всему, никем и никогда не воспринимались; и человек не может охватить не только восприятием, но и воображением и мыслью весь универсум.

Бытие вещей и процессов, созданных человеком, двойственно. С одной стороны, в них воплощен природный материал - как объективной реальности. С другой стороны, говоря словами К. Маркса, в них "опредмечены", воплощены труд и знания человека. Существенная роль отводится при этом целеполаганию, формированию проекта, плана действий, образа, модели и т.д. Это и есть то идеальное, благодаря которому формируется идея предмета, затем воплощаемая в жизнь. Так становится мир искусства и техники. По существу, бытие вещей и процессов, созданных человеком есть социально-историческое цивилизованное бытие.

В философском учении о бытии человека в мире вещей важно прежде всего ответить на вопрос, как именно человек существует. Несомненно, первичной предпосылкой его существования является жизнь его тела, как вещи объективной реальности. В этом аспекте проблема человеческого бытия включена в широкий вопрос об эволюции природы и генезисе, возникновении самого человека - антропогенеза.

Важно заметить, что бытие отдельного человека - непосредственно данное диалектическое единство тела и духа. Жизнь тела тесно связана с работой мозга и нервной системы, а через них - с психикой, с духовной жизнью индивида. Мысли и эмоции являются важными аспектами целостного бытия человека. Значимым для человека является и общение. Между бытием человеком в качестве природного тела и социальным бытием также существует диалектическое единство. Дадим понятие духовного.

Духовное - это единство многообразного, которое охватывает процессы сознания и бессознательного, включают знания, материализующиеся в формах естественных языков, знаково-символических систем. Иными словами это бытие индивидуализированного духовного.

Индивидуальное духовное бытие, отрываясь от носителя (субъекта, человека) синтезируется и воплощается в бытии объективированного духовного. Материальные "носители" духовного - это материальные предметы и процессы (книги, чертежи, формулы, проекты в науке, холсты, краски, картины в искусстве и т.д.). Идея становится вещью "второй природы" "выплавленная" из материала "первой природы".

Исследуя формы постижения бытия Ю. Урманцев подчеркивает, что существование есть существование - система потому, что оно есть существование объектов идеальных, материальных и идеально-материальных. При этом первые "образуют" субъективную, вторые - объективную, третьи - субъективно-объективную реальности. Две основные и одну производную подсистему.

Субъективная реальность - это реальность идеальных систем разного иерархического ранга. Она состоит из ощущений, восприятий, представлений, понятий, суждений, умозаключений, озарений человека; гипотез, концепций, теорий науки; художественных образов искусства; картин мира философии; буддизма, ислама, христианства в религии; мифов мифологии и т.д. Важно то, что идеальные объекты субъективной реальности не менее реальны или более проходящи, чем материальные объекты объективной реальности.

Объективная реальность - это реальность материальных систем также разного иерархического ранга: от элементарных частиц до Вселенной.

Субъективно-объективная реальность - это реальность субъективных и одновременно объективных систем: разного рода социумов, начиная с человека и кончая человечеством, различных социальных институтов. В субъективно-объективную реальность включаются отношения взаимодействия, конрелятивизма ("согласия") и дисрелятивизма ("несогласия").

2.5. Диалектика бытия

2.5.1. Диалектические противоположности

Обобщение повседневных жизненных наблюдений, опытных фактов, полученных в различных науках, а также общественно-исторической практики, показало, что явлениям действительности присущ полярный характер, что в любом из них можно найти противоположности. В математике - плюс и минус, возведение в степень и извлечение корня, дифференцирование и интегрирование; в физике - положительные и отрицательные заряды; в механике -притяжение и отталкивание, действие и противодействие; в химии - анализ и синтез химических веществ, ассоциация и диссоциация; в биологии - ассимиляция и диссимиляция, наследственность и изменчивость, жизнь и смерть, здоровье и болезнь; в физиологии высшей нервной деятельности - возбуждение и торможение таков беглый перечень противоположностей, открываемых наукой. Открытие противоречивых, взаимоисключающих, противоположных тенденций в самых различных явлениях и процессах имело принципиальное значение для формирования диалектико-материалистического миропонимания, для осмысления процессов изменения, развития.

Противоположными называют такие свойства предметов (явлений, процессов), которые в некоторой шкале занимают "предельные", крайние места. Примеры противоположностей: верх - низ, правое - левое, сухое - мокрое, горячее - холодное и т.д. Под диалектическими противоположностями понимаются такие стороны, тенденции того или иного целостного, изменяющегося предмета (явления, процесса), которые одновременно взаимоисключают и взаимопредполагают друг друга.

Отношение между диалектическими противоположностями всегда носит динамичный характер. Они способны переходить одна в другую, меняться местами и т.д. Их взаимное изменение приводит рано или поздно к изменению самого предмета, сторонами которого они являются. А в результате разрушения их связи они перестают быть противоположностями по отношению друг к другу. Таким образом, о диалектических противоположностях бессмысленно говорить вне их противоречивого единства в рамках некоторого целого.

Например, атом представляет собой единство двух его необходимых составляющих: положительно заряженного ядра и отрицательно заряженных электронов. Очевидно, что их единство, взаимосвязь определяют целостность атома. При ее разрушении и ядро атома, и электрон превращаются в объекты, существующие уже иным образом, в каких-то связях. Соответственно, они перестают быть противоположностями - сторонами противоречивого единства атома.

В столкновении противоположных сил, тенденций осуществляются процессы изменения, развития как и в обществе (где это обнаруживается в достаточно наглядной форме), так и в живой и неживой природе, если последнюю рассматривать в процессе ее эволюции, возрастания сложности и организованности. Сложное, подвижное отношение между противоположностями было названо диалектическим противоречием. Иначе говоря, термин "единство - и - борьба противоположностей" и "диалектическое противоречие" заключают в себе одно и то же содержание.

Правда, надо учитывать, что если в слово "борьба" не следует понимать буквально. Нелепо было бы думать, например, что при решении математических задач "борются" операции сложения и вычитания, возведения в степень и извлечения корня, что в процессе обмена веществ "борются" процессы ассимиляции и диссимиляции веществ и т.д. Очевидно, что термин "борьба противоположностей" по отношению ко всем этим явлениям имеет специальный смысл, что слово "борьба" употребляется метафорически и что, пожалуй, лучше употреблять его не отдельно, а в составе формулы "единство - и - борьба противоположностей".

В истории культуры издавна существовали концепции, в которых признавалась такая полярность (борьба противоположностей), но трактовалась в духе взаимодополнительности, взаимоуравновешенности, нахождения известного баланса противоположных сил. Основополагающие полярности, так называемые бинарные оппозиции (типа низа и верха, света и тьмы, добра и зла, правого и левого, женского и мужского начал), являлись для мифологического сознания принципами как бы некоего вселенского "гомеостаза".

Но все дело в том, что диалектика вовсе не ограничивается фиксацией таких полярностей, а стремится понять их "пульсацию", дающую ключ к уяснению сложных, динамичных, живых процессов существования, изменения и развития всего сущего. Соотношение противоположностей подвижно. Усиление или ослабление (разрешение) одной из сторон ведет к изменению ее роли, значимости в рамках противоречивого единства изменяющегося, развивающегося предмета и, соответственно, влияет на роль и значение, "удельный вес" другой противоположности, их напряженного противоречивого единства в целом, его баланса, дисбаланса и т.д. Одним словом, здесь открывается целый комплекс нелегких, но важных проблем.

Сформулированный и немецкими философами Г.Гегелем и К.Марксом закон единства и борьбы противоположностей стал сутью, ядром диалектики. Этот закон раскрывает источники, действительные причины вечного движения и развития материального мира. 'Знание его имеет основополагающее значение для понимания диалектики развития природы, общества и мышления, для науки, практической революционной деятельности.

Анализ противоречий объективной действительности, раскрытие их природы - важнейшее требование всякого научного исследования и практического действия.

Развитие самых различных предметов и явлений действительности говорит о том, что противоположные стороны не могут мирно сосуществовать в едином предмете: противоречивый, взаимоисключающий характер противоположностей с необходимостью вызывает борьбу между ними. Не могут не вступать в противоречия, не бороться старое и новое, нарождающееся и отживающее в предметах. Противоречие, борьба противоположностей и составляет основной источник развития материи и сознания. Утверждение о том, что решающим в развитии является борьба противоположностей, вовсе не умаляет значения их единства. Единство противоположностей составляет необходимое условие борьбы, так как борьба имеет место только там, где противоположные стороны существуют в едином предмете или явлении.

Как подчеркивал К. Маркс, прогресс общественного развития также осуществляется на основе единства и борьбы противоположностей. Среди противоречий общественного развития особенно большую роль играют противоречия в материальном производстве, прежде всего между производительными силами и производственными отношениями. Последнее в классово- антагонистических обществах находит свое выражение в борьбе враждебных классов, которая приводит к социальной революции, замене старого общественного строя новым.

Итак, предметы и явления раздваиваются на противоположные стороны, они представляют собой единство противоположностей. Противоположности не просто существуют, а находятся в состоянии постоянного противоречия, борьбы между собой. Борьба противоположностей составляет внутреннее содержание, источник развития действительности. Такова суть диалектического закона единства и борьбы противоположностей.

2.5.2. Диалектика количественных и качественных изменений

Еще в древности греческие философы обратили внимание на то, что незначительные, до поры до времени остающиеся незаметными изменения того или иного предмета, накапливаясь, могут приводить к изменениям весьма заметным. Скажем, убавление числа песчинок в куче песка или волос на голове человека рано или поздно приводит к тому, что куча песка исчезает, а человек становится лысым, причем граница перехода одного состояния в другое здесь размыта, неуловима, в других же случаях она прочерчивается резко.

Такого рода жизненных, практических, а затем и научных примеров можно привести великое множество. По крупицам накапливаются, а со временем становятся весьма заметными спортивное и профессиональное мастерство, образованность мудрость. Незаметно подкрадывается к человеку старость. Коварна граница перехода от случайных, разовых употреблений алкоголя или наркотика к алкоголизму, наркомании. Постепенно суммируются многие вредные воздействия производства на окружающую среду. Начинаясь с безобидных доз, загрязнение воздуха, водоемов, нарастая, достигает со временем катастрофического уровня. Нагревание или охлаждение тел до определенной температуры меняет их агрегатные состояния.

Гегель увидел в таких изменениях не просто любопытные случаи, а всеобщую закономерность, получившую название закона перехода количественных изменений в качественные. В марксистской философии этот закон получил научно-материалистическое осмысление и был применен для объяснения всевозможных явлений в природе и обществе.

Рассмотрим подробнее основные понятия.

Качество - такая определенность предмета (явления, процесс) , которая характеризует его как данный предмет, обладающий совокупностью присущих ему свойств и принадлежащий к классу однотипных с ним предметов. Все то, что делает предмет именно данным, а не другим предметом, что отличает его от бесчисленного множества других, и есть его качество. Качеством обладают все предметы и явления. Это и позволяет нам определять, различать их. Чем отличается, например, живое от неживого? Способностью вступать в обмен с окружающей средой, целесообразно отвечать на внешние воздействия, размножаться. Эти и некоторые другие черты и являются его качеством. Качество проявляется в свойствах. Свойство характеризует вещь с какой-либо одной стороны, тогда как качество дает представление о предмете в целом. Желтый цвет, ковкость, тягучесть и другие признаки холода, взятые в отдельности, являются его свойствами, а эти же свойства в их совокупности - его качеством.

Кроме определенного качества каждый предмет обладает и количеством. Количество - характеристика явлений, предметов, процессов по степени развития иди интенсивности присущих им свойств, выражаемая в величинах и числах. В отличие от качества количество характеризует предмет со стороны степени развития или интенсивности присущих ему свойств, а также его величины, объема и т.п. как правило, количество выражается числом. Численное выражение имеют размеры, вес, объем предметов, интенсивность присущих им цветов, издаваемых ими звуков и т.д.

Количество и качество едины, поскольку они представляют собой стороны одного и того же предмета. Но между ними имеются и серьезные различия. Изменение качества приводит к изменению предмета, к превращению его в другой предмет; изменение же количества в известных пределах не приводит к заметному преобразованию предмета.

Единство количества и качества называется мерой. Мера - это своего рода граница, рамки, в которых предмет остается самим собой, "Нарушение" меры, этого определенного сочетания количественной и качественной сторон, приводит к изменению предмета, к превращению его в другой предмет. Мера - диалектическое единство качества и количества или такой интервал количественных изменений, в пределах которого сохраняется качественная определенность предмета. В познании и практической деятельности исключительно важно учитывать единство количественной и качественной сторон явления. Как было сказано, изменение количества в известных пределах не приводит к изменению качественного состояния предмета. Но стоит только выйти за эти пределы, "нарушить" меру, как ранее казавшиеся несущественными количественные изменения обязательно приведет к коренным качественным превращениям. Количество перейдет в качество. В процессе развития, писал К. Маркс, "чисто количественные изменения на известной ступени переходят в качественные различия".

Переход количественных изменений в качественные - всеобщий закон развития материального мира.

Мало того, само развитие есть прежде всего переход количественных изменений в качественные, поскольку именно в процессе этого перехода происходит движение предметов и явлений от низшего к высшему, от старого к новому.

Чтобы раскрыть всеобщий характер этого закона, покажем его действие в различных областях действительности. Широко распространенным появлением закона перехода количественных изменений в качественные являются многочисленные превращения вещества из одного агрегатного состояния в другое (из твердого в жидкое, из жидкого в газообразное и т.д.). Закон перехода количественных изменений в качественные особенно ярко проявляется в химических процессах. Периодически закон химических элементов Д.И. Менделеева останавливает, что качество химических элементов зависит от количества положительного заряда ядра их атома.

В объективной действительности имеет место не только переход количественных изменений в качественные, но и обратный процесс: возрастание количества под влиянием качественных изменений. Количественные и качественные изменения, таким образом, взаимосвязаны и обусловливают друг друга. Качественное изменение, в отличие от количественного, выражается понятием скачка. Скачок - переход количественных изменений в качественные или переход из одного качественного состояния в другое (в результате превышения меры). Примеры скачков: образование звезд и планет, в частности Солнечной системы, возникновение жизни на Земле, формирование новых видов растений и животных, человека и его сознания, возникновение и смена общественно-экономических формаций в истории человеческого общества, социальные революции.

2.5.3. Диалектическое отрицание и его роль в развитии

В любой области материальной действительности постоянно происходит процесс отмирания старого, отжившего свой век и возникновения нового, передового. Замена старого новым, отмирающего нарождающимся и есть развитие, а само преодоление старого новым, возникающим на основе старого, и называется отрицанием. Термин "отрицание" в философию ввел Г. Гегель, но он вкладывал в него идеалистический смысл. С его точки зрения, в основе отрицания лежит развитие абсолютной идеи.

К. Маркс и Ф. Энгельс, сохранив термин "отрицание", истолковали его материалистически. Они показали, что отрицание представляет собой неотъемлемый момент развития самой материальной действительности. Развитие земной коры, например, прошло через ряд геологических эпох, причем каждая новая эпоха, возникшая на базе предыдущей, есть известное отрицание старой. В органическом мире каждый новый вид растения или животного, возникая на основе старого, является в то же время и его отрицанием. История общества также есть цепь отрицаний старых общественных порядков новыми: первобытного общества - рабовладельческим, рабовладельческого - феодальным, феодализма - капитализмом. Отрицание присуще и развитию познания, науки. Каждая новая, более совершенная научная теория преодолевает старую, менее совершенную.

Отрицание не есть нечто привнесенное в предмет или явление извне. Оно результат его собственного, внутреннего развития. Предметы и явления, как мы уже знаем, противоречивы и, развиваясь на основе внутренних противоположностей, сами создают условия для собственного уничтожения, для перехода в новое, высшее качество. Отрицание и есть преодоление старого на основе внутренних противоречий, результат саморазвития, самодвижения предметов и явлений.

Диалектика и метафизика по-разному понимают вопрос о сущности отрицаний. Метафизика, искажая процесс развития материальной действительности, понимает отрицание как отбрасывание, абсолютное уничтожение старого.

Диалектическое понимание отрицания исходит из того, что новое не уничтожает старое полностью, а сохраняет все то лучшее, что в нем имелось. И не только сохраняет, но и перерабатывает, поднимает на новую, более высокую ступень. Так, высшие организмы, отрицая низшие, на основе которых они возникли, сохранили присущее им клеточное строение, избирательный характер отражения и другие признаки. Новый общественный строй, отрицая старый, сохраняет его производительные силы, достижения науки, техники, культуры. Связь нового со старым осуществляется и в познании, науке.

Таким образом, для материалистического понимания отрицания характерно признание преемственности, связи нового со старым в процессе развития. Но следует иметь в виду, что новое никогда не воспринимает старое полностью, в его прежнем виде. Оно берет из старого только его отдельные элементы, стороны, причем не механически присоединяет их к себе, а ассимилирует, преобразует их соответственно своей собственной природе. Материалистическая диалектика требует критического отношения к прошлому опыту человечества, указывает на необходимость творческого использования этого опыта, строгого учета изменившихся условий и новых задач революционной практики. Марксистская философия, например, не просто восприняла достижения философской мысли пошлого, а критически переработала, обогатила их новыми достижениями науки и практики, подняла философскую науку на качественно новую, высшую ступень.

Итак, мы выяснили, что в результате отрицания разрешается то или иное противоречие, уничтожается старое и утверждается новое. Но прекращается ли на этом развитие? Нет, с возникновением нового развитие не прекращается. Всякое новое не остается вечно новым. Развиваясь, оно готовит предпосылки, условия для возникновения еще более нового и передового. И как только эти предпосылки и условия созреют, снова наступает отрицание. Это уже отрицание отрицания, то есть отрицание того, что раньше само преодолело старое, замена нового еще более новым - новейшим. Результат этого второго отрицания снова отрицается, преодолевается, и так без конца. Развитие выступает, таким образом, как бесчисленное множество следующих друг за другом отрицаний, как бесконечная замена, преодоление старого новым.

Поскольку всякая высшая ступень развития отрицает в низших только то, что устарело, воспринимая и умножая в то же время достижения предыдущих ступеней, развитие в целом приобретает прогрессивный, поступательный характер. Прогресс и есть то общее направление, которое характерно для диалектического развития.

Прогресс осуществляется во всех областях действительности. Рассмотрим, хотя бы в общих чертах, прогрессивное развитие на нашей планете. Как мы уже говорили, исходным материалом для образования планет Солнечной системы, в том числе и Земли, послужила газопылевая материя, содержащая простейшие химические вещества. В ходе развития природы эти вещества становились все сложнее и сложнее. В результате возникла живая, органическая природа. Живые организмы также развивались от простого к сложному. От доклеточных форм - к клетке, из одноклеточных - к более сложным животным, эволюция которых привела к появлению человекоподобных существ, а позднее и человека. С возникновением человека начинается процесс общественного развития. Последовательными этапами прогрессивного развития общества явились первобытнообщинный, рабовладельческий, феодальный, капиталистический строй.

Важнейшей особенностью прогресса в обществе является нарастание темпов развития. Процесс возникновения человека начался примерно миллион лет назад. Если учесть, что современный человек существует всего несколько десятков тысяч лет, то можно представить себе, какими медленными темпами шел процесс становления человека. Более быстро шло становление рабовладельческого и феодального обществ, хотя и оно затянулось на тысячелетия. В дальнейшем строй меняется еще быстрее. Утверждение прогрессивного характера развития представляет собой главную, но не единственною черту закона отрицания отрицания. Этот закон характеризует развитие не как прямолинейное движение, а как чрезвычайно сложный, как бы спиралеобразный процесс с определенным повторением пройденных степеней, с известным возвратом к прошлому.

Спиралевидный характер развития присущ различным областям действительности. Одним из самых ярких проявлений этой особенности развития в неживой природе является периодический закон химических элементов, открытый Д.И. Менделеевым. Спиралеобразное развитие имеет место и в общественной жизни. Первой формой общественной организации был первобытнообщинный строй. Это было бесклассовое общество, основанное на общем владении крайне примитивными средствами производства. Дальнейшее развитие производства привело к отрицанию этого строя классовым рабовладельческим обществом и т.д.

Итак, развитие осуществляется посредством отрицания старого новым, низшего высшим. Поскольку новое, отрицая старое, сохраняет и развивает его положительные черты, развитие приобретает прогрессивный характер. Вместе с тем развитие идет по спирали с построением в высших стадиях отдельных сторон и черт низших. Такова суть диалектического закона отрицания отрицания.

2.5.4. Размышления к вопросу о диалектическом развитии

Несомненно то, что при всем разбросе мнений, реальное мышление всегда тяготело к установке, что существуя, любая вещь сама временно становится или исчезает. Можно согласиться с выводом, который делают современные исследователи. Мир - это непрерывно изменяющийся, возникающе - исчезающее бытие, а бытие возможно лишь как изменение. При таком раскладе дел материалистическая диалектика устаревает (становится вершиной метафизики). По мере того, как человечество от открытия и преобразования форм естественного мира переходит к проникновению в глубь материи и изобретению искусственной реальности (виртуальной), диалектика утрачивает свое влияние вместе с заменой природы техникой, вещно-событийной среды информационно-знаковой, а образцов и понятий моделями и символами.

При этом на первый план выходит понятие становления. Диалектика трансформируется в синергетику, подчеркивают исследователи. И. Пригожин публикует свою монографию "От существующего к возникающему". Точнее - "От бытия к становлению". От бытия - вот суть синергетики как теории структурного, а не субстратного моделирования мира.

В настоящее время в качестве теории самоорганизации (теории универсальной эволюции) синергетика претендует на всеобщий метод познания. Вытекающий из нее эволюционизм - на новое универсальное мировоззрение. Синергетика имеет дело с системами самой разной природы - физическими, биологическими, техническими, социальными и др. Именно с системами как взаимодействия отношений и элементов, а не с вещами. Порядок возникает из хаоса - таково главное утверждение синергетики. Вопрос - что такое бытие? - превращается в вопрос - что такое хаос? Главный тезис синергетики (как не вспомнить о греческой мифологии) осмысливается как "порядок из ничего" - самоорганизация (самовозникновение). Тогда хаос из порядка - самоуничтожение. Главное. Самоорганизация не предполагает какого-либо фундамента ни материального, ни духовного, ни в виде бытия.

2.6. Виртуальность и виртуальная реальность

2.6.1. Понятие виртуальности и виртуальной реальности

Во второй половине XX века человечество узнало, что такое виртуальная реальность. Идея виртуальности возникла почти одновременно, с разницей около 20 лет, сразу в нескольких сферах науки и техники. В квантовой физике были открыты виртуальные частицы, которые обладали рядом особых, отличных от других элементарных частиц, свойств существования. В области компьютерной техники появилось понятие виртуального объекта (например, виртуальная память). В самолетостроении была разработана виртуальная кабина самолета, особым образом, посредством головного шлема, представляющая летчику информацию о полете и боевой обстановке. В психологии были открыты виртуальные состояния человека. И, наконец, был придуман термин "виртуальная реальность", ставший возможным благодаря стремительной компьютеризации человечества.

Такая реальность создается влиянием интерактивного стереоскопического изображения на пользователя. При этом у человека возникают совершенно новые, никогда еще не переживаемые, ощущения и восприятия. Сегодня в результате активной рекламной компании по продвижению виртуальных систем на рынок термин "виртуальная реальность" стал в массовом сознании ассоциироваться именно с компьютерами, породив идею "киберкультуры" и реальное движение "киберпанк". Это в своем роде новое философское направление, рассматривающее отношение к реальности как объективной, так и новой, не исследованной, виртуальной.

Представляется интересным рассмотрение данного явления, представляющего собой целый "мир" со своими правилами и законами существования, с философской точки зрения. Актуальность и значимость этого изучения не вызывают сомнений. Кроме того, сущность нового явления, столь безудержно захватившего многие умы, не была определена в полной мере до сих пор ни в психологии, ни в философии. Исходя из этого, цель данной работы видится в определении понятия новой категории, ее особенностей, свойств и характеристик. Также необходимо проанализировать психологический аспект виртуальности, и, наконец, наиболее важно пояснить исследуемый термин, как философское понятие.

Для того чтобы оценивать виртуальность разумно рассмотреть некоторые аспекты этого явления и его особенности, а также учение, которое посвящено данному явлению.

Иногда виртуалистику понимают как новую научную дисциплин, воспринимая термин "виртуалистика" по аналогии с названиями таких наук, как кибернетика, генетика. На этом основании строят критику виртуалистики, требуя "предъявить" объект изучения. Но любая из наук, право на существование которой уже признано, имеет дело не с отдельным объектом, а, по крайней мере, с совокупностью разнородных объектов, принадлежащих той или иной реальности. Правда, вопросы о своем объекте подчас пытаются разрешить и признанные науки. Но это точно так же, как если бы механика и термодинамика спорили о том. что является "истинным" предметом физики.

Виртуалистика не является наукой. Виртуалистика представляет собой подход, который может быть использован в любой научной дисциплине. Принципиально нового в признании существования реальностей разного типа, т.е. несводимых друг к другу, в рамках одной и той же науки нет. Например, в физике признается существование и вещества, и поля, существование взаимодействия разного типа (сильного и слабого и т.д.)

Виртуалистика любит парадоксальные выражения, и вполне будет уместно определить сложившуюся в ней ситуацию как устойчивое неравновесие. С одной стороны, представления о виртуальной реальности, виртуальных событиях, объектах, состоянии психики - давно и прочно распространились во многих и очень разных областях знания, как теоретического, так и прикладного. Они нашли применение в связи с конкретным опытом, внедрились в области новейших технологий, прошли даже иногда практическую проверку. Однако с, другой стороны, все наличные материалы свидетельствуют, что эти представления о виртуальной реальности все время упорно остаются лишь именно представлениями или интуициями, лежащими в области противоречивого и туманного.

Наиболее простой способ дать общее или основное понятие виртуальной реальности это обратится к теоретической физике, где искомые свойства представлены наиболее наглядно. "Виртуальным фотоном" в квантовой физике называется объект, наделенный всеми теми же характеристиками, что и реальный, "физический" фотон, однако не удовлетворяющий некоторым существенным условиям и ограничениями на эти характеристики конкретно, его энергия не обязательно является положительной, а его масса не обязательно является нулевой. Аналогично определяется понятие любой "виртуальной частицы". "Виртуальная" траектория — траектория, по которой могла бы двигаться виртуальная частица; т. е. она также наделена теми же свойствами "физической" траектории, однако освобождена от ряда условий и ограничений, определяющих последнюю. И так далее. На другом полюсе психологическая виртуальная реальность есть особого рода образ реальности, тем или иным способ формирующаяся в сознании: в отличие от обычных образов, продуктов сознания и воображения, он выступает как среда деятельности человека - иными словами, человек воспринимает себя как пребывающий в данной реальности.

Из этих примеров, число которых нетрудно было бы увеличить, выступают первые необходимые признаки. Виртуальная реальность, виртуальные явления характеризуются всегда неким частичным или "недовоплощенным" существованием, характеризуются недостатком, отсутствием тех или иных сущностных черт явлений обычной эмпирической реальности. " Им присуще неполное существование, не достигающее устойчивого наличия и присутствия" (Хорунжий С. С. Род или нерод?//Вопросы философии. 1990, № 6, С. 54). И эти особенности весьма значимы для задачи философского анализа виртуальной сферы.

Для любого классического философского учения ("дискурса сущности") вся сфера виртуальности неотличима от чистого несуществования, т.е. является невидимою.

Итак, виртуальная реальность не может быть рассмотрена только лишь с точки зрения эссенциальной, восходящей к Аристотелю, философии. Более обширный анализ явления возможен философией с новым подходом, где бы устранялось господство сущности, формы, устойчивого привязывания к наличиствованию.

Классическое учение Аристотеля рассматривает некую триаду начал: возможность-энергия-действительность (энтелехия). Вся триада есть упорядоченное целое, которое описывает, как возможность посредством энергии претворяется или оформляется в действительность или осуществленность. Это целое представляет собой, очевидно, произвольный элемент происходящего в реальности ("событие"). Тем самым триада несет в себе ядро или "атом" философского описания реальности.

Главным элементом неоднозначности выступает центральная составляющая триады - энергия. Находясь в растворе между потенцией и энтелехией, энергия может занимать различные положения, сближаясь с одним или другим из крайних начал. Философии, что возникают при

этом, крайне различны. Рассмотрим сначала ситуацию, когда энергия отчетливо отделена от обеих границ триады. Именно в этом случае перед нами классический эссенциализм. Доминирующим началом в триаде является, а затем и во всем дискурсе служит действительность (энтелехия), а, следовательно, и сущность, поскольку оба начала связаны прямой и обоюдной связью (по Аристотелю, "сущность, как форма есть энтелехия, а энтелехия, в свою очередь есть сущность, находящаяся в состоянии осуществленности " ).

Возможен, далее, и такой подход, где энергия предельно приближена к энтелехии (действительности). Здесь главным, фундаментальным, свойством энтелехии и сущности признается их зависимость с энергией. "Всякая сущность энергийна" - можно сказать в этом случае. Но принимается и обратное; фактор сущности требует, чтобы всякое действие и энергия служили реализации известных законов и эссенциальных начал, т. е. всякая энергия сущностна. Два эти тезиса в совокупности могут рассматриваться как эссенциально - энергийный дискурс, учение или философский подход. Чистый и яркий пример его неоплатонизм.

Чтобы увидеть, действительно ли виртуальная реальность возникает или может возникнуть с точки зрения энергийного вопроса, нам необходимо рассмотреть, раскрыть ее сущность и строение - выявить ее начала и отношения в сфере бытия. Основной составляющей вопроса становится энергия, когда она отделена от сущности. Она имеет особую природу действия: существует лишь в действии, но не существует "сама по себе". У нее нет устойчивого "прибывания" в реальной реальности. Она представляет собой не имя, но глагол.

Энергия как высказывание о бытии есть, очевидно, бытие-в-действии, бытие-в-деле, но, прежде всего это не есть имя бытия. Это глагольное высказывание, говорящее не о том, какое, а о том каким образом совершается бытие. Затем, это - предельно общее высказывание. Тут нет никакого указания, каким же образом совершается бытие, а есть только констатация: бытие свершается, оно предполагает действие, оно имеет "измерение действия". Энергия, таким образом, и есть "действенное" измерение бытия.

2.6.2. Временной аспект виртуальной реальности

Очевидно, одно качество, которым должна обладать виртуальная реальность и которого нет у реальности реальной - энергия и события, которые описывают первую должны не иметь длительности, протяженности. Событие может не иметь связи с формой лишь в том случае, если оно еще не обрело формы, если у него "не было времени сформироваться". Если же оно имеет длительность, у него неотъемлемо возникают и форма и другие элементы реальной реальности.

Но что значит "у события нет длительности"? Это значит, что оно имеет бесконечно малую длительность, то есть, является моментальным, совершается в миг - в промежуток времени бесконечно краткой протяженности. В свою очередь, "бесконечная малость" и "бесконечная краткость" означают несоизмеримость с обычной, конечной протяженностью, какой обладает любой интервал на оси времени. Стало быть, у "не длящегося" (виртуального) события его время или "миг" не включается во временной порядок, но оказывается изъятым из него. то есть изъятым из реальности сущности. Этот "миг" по отношению к другим подобным событиям обладает особой индивидуальностью. Он принципиально единственен, неповторим и не воспроизводим, он не сливается ни с обычным, длящимся временем, ни с другими "мигами".

Можно сделать вывод о том, что виртуальные события (или, равносильно, их энергии) образуют новый тип временного порядка - новую структуру. Порождается совокупность несвязных, несоотносимых и непротяженных временных элементов.

Обнаруживая феномен не - длящихся событий, характеризуемых лишь определенной энергией, философия в своей сфере открывает факт нового дискурса. Возникает вопрос о соотношении и взаимосвязи времени и энергии. "Чистая "свободная" энергия в своей определенности исключает время как протяженность и пребывание"'. В философии же такие явления описывались не раз. Ближе всего в этом смысле идеи позднего Хайдеггера, который во "Времени и бытии" и в ряде заметок, посвященных энергии, говорит о событиях, лишенных длительности, устойчивого пребывания. Он тоже отмечает, что такие события отчуждены от сущности, поскольку быть сущностью значит пребывать .Уже достаточно ясно, что необналичиваемые, незавершенные, события обладают теми свойствами, которых мы ожидаем от виртуальных событий. В связи с этим полезно определить, что подразумевается под термином "завершенность". В обычном, аристотелевском понимании, завершенность означает актуализованность, достигнутость определенного телоса, воплощенность определенной сущности - энтелехии - и имеет своим главным предикатом наличествование. Сравнить реальную, сущностную, реальность и реальность виртуальную можно уподобив виртуальные события мерцанию (сверх интенсивной вспышке), а события, имеющие определенное "наличествование", ровному свечению.

2.6.3. Виртуальная философия

Если сравнить мнения средневекового и современного человека о семени, из которого вырастает дерево, то они не будут совпадать даже в мельчайших особенностях. "Человек настоящего" попытается объяснить феномен с научной, механической точки зрения. В ход пойдут такие термины, как химическая реакция, ДНК, электроны и так далее. Но такие объяснения явно не удовлетворят оппонента. "Человек прошлого", предполагая существование в семени некой абсолютной силы, задаст огромное количество вопросов, которые, в конечном счете, или приведут в тупик, или окончательно разозлят нашего современника.

Понятие виртуальности могла бы сопоставить два столь различных суждения, дав право на существование каждому из них.

Категория виртуальности активно разрабатывалась еще в схоластике. и необходима она была для разрешения проблем схоластической философии, в том числе возможности сосуществования реальностей разного уровня, образования сложных вещей из простых.

Например, Николай Кузанский в своей работе "О видении бога" писал так: "...я гляжу на стоящее передо мной большое и высокое ореховое дерево и пытаюсь увидеть его начало. Я вижу телесными глазами, какое оно огромное, раскидистое, зеленое, отягощенное ветвями, листвой и орехами. Потом умным оком я вижу, что то же дерево пребывало в своем семени не так, как я сейчас его разглядываю, а виртуально: так я найду невероятную силу. В ней начало, дающее бытие всякой силе. Эта абсолютная и все превосходящая сила дает всякой семенной силе способность виртуально свертывать в себе дерево" (Носов Н.А. Виртуальная реальность//Вопросы философии. 1990, № 10, С. 156).

Как видно из этого текста, Николай Кузанский принципиально иначе рассуждает, чем современный ученый. Если последний причины роста ищет в условиях и более низких уровнях реальности, чем уровень семени, - в ДНК, биохимических реакциях, физических законах, то Николай Кузанский - в более высоких уровнях реальности, применяя при этом категорию виртуальности.

Для еще одного философа, Фомы Аквинского, категория виртуальности также является принципиально важной. С ее помощью он разрешал проблему сосуществования реальностей разного уровня и проблему образования сложного из простых элементов. В частности он рассматривал сосуществование души мыслящей, души живой и души растительной: "... следует признать, что в человеке не присутствует никакой иной субстанциональной формы, помимо одной только субстанциональной души, и что последняя, коль скоро она виртуально содержит в себе душу чувственную и душу вегетативную... "( Носов Н.А. Виртуальная реальность//Вопросы философии. 1990, № 10, С. 157).

Возможно, в рассмотренных высказываниях категория "виртуальность" не полностью совпадает с тем понятием, которое мы ожидаем обсудить, но в большинстве своем она отражает основные и главные свойства философского термина.

Схоластика в сравнении с учением Аристотеля стала рассматривать установление определенной связи, посредством virtus, между высшей и низшей реальностями. Здесь возникает некий новый смысл виртуальности, если в данном случае подразумевается именно это. Аристотель же разработал структуру категорий для одной только реальности, субстанциальной - пассивной, неразвивающейся, существующей в абсолютном, т.е. в собственном, не связанном с высшей реальностью, времени и пространстве. Но схоластика рассматривала лишь две реальности, субстанциональную и божественную, а этот подход нельзя считать созданием полной и независимой иерархии реальностей, т. к. два объекта всегда можно считать все же зависимыми подчиненными друг другу. Итак, в данный период виртуальность определялась через многообразие миров, реальностей.

Во многом развитие средневековой философии и затем философии Нового времени определялось отношением к промежуточной реальности:

есть она или ее нет. Так называемая научная картина мира, возникшая в Новое время, исключила божественную реальность, переименовав божественные законы в законы природы, тем самым провозглашалось существование одной реальности - природной. Но при этом оставлялась идея силы (схоластического virtus), имея общекосмический масштаб.

Новоевропейская философия не приняла утверждений Платона. Он утверждал, что идеи являются зримыми. Для философии же Нового времени идеи это мыслительные понятия. Платон говорил не о предельной реальности, а о реальности следующего уровня, объекты которой для людей, вне нее находящихся, действительно, только интеллектуально познаваемы, но для людей в ней находящихся, являются реальными предметами.

Итак, если мы признали существование нескольких уровней реальности, то должны признать, с одной стороны, несводимость реальностей к друг другу, иначе бы все сводилось к одной или двум предельным реальностям, а с другой стороны, найти, чем же они друг с другом связаны, иначе мы вынуждены будем решать проблему построения сложного объекта из нескольких простых, когда есть несколько достаточно простых реальностей и их нужно объединить в нечто единое.

Справедливости ради следует сказать, что такой подход был предложен еще в IV в., ранневизантийским философом (и не только философом) Василием Великим, который в своей работе "Шестоднев" утверждал идею того, что некая реальность может породить другую реальность, законы существования которой не будут сводиться к законам существования порождающей реальности. На основе этой идеи он интерпретировал акт творения мира и построил модель порождения мира и актуального его существование.

Принципы отношения между разными уровнями реальностей рассмотрены у другого великого византийца - Исаака Сирина, который утверждал, что соотношение уровней реальностей определяется не их абсолютным статусом, а теми усилиями, которые человек предпринимает, для того чтобы раскрыть, а точнее породить в себе реальность следующего уровня. Исаак Сирин предложил модель, названную принципом матрешки: количество и типы реальностей определяются активностью самого человека, и по направлению движения к предельным реальностям, как "вверх", так и "вниз", человек может проходить в принципе бесконечное промежуточных реальностей.

Идея виртуальности, в той или иной мере, рассматривала античная философия, восточная, византийская. Термин "виртуальность" стал активно использоваться в последнее десятилетие в современной философской науке, а также в других сферах человеческой деятельности.

Следует заметить, что применительно к виртуальной реальности изменяет свое содержание и смысл, требует пересмотра подавляющее большинство философских понятий. Возьмем, к примеру, термин "возникновение" - и тут же увидим, что в его обычном смысле. виртуальные события не возникают и не могу возникнуть.

2.6.4. Психологическое в виртуальности или виртуальное в психологии

Несомненно, виртуальная реальность имеет более жесткую связь с субъективной, чем объективной реальностью, так как все, что лежит вне области бытия, прежде всего, воспринимается личностно, т. е. непосредственно человеком, субъектом.

Психологическая виртуальная реальность есть отражение характера восприятия образа. Если образ воспринимается привычным способом, то процесс восприятия не рефлексируется. Если образ воспринимается непривычным способом, легче или труднее, чем обычно, то характер восприятия рефлексируется, осознается как особое событие, соответственно, легкости и приятности или трудности и неприятности самоощущения. При этом человек может полностью переключится на свои самоощущения, перейти в виртуал, который бывает двух видов:

  • гратаул (от латинского - привлекательный) при легком восприятии образа;
  • ингратаул (от латинского - непривлекательный) при трудном восприятии.

Виртуал, в отличие от других психических понятий, типа воображения, характеризуется тем,что человек воспринимает и переживает его не как порождение своего собственного ума, а как объективную реальность.

В работе Н.А. Носова "Виртуальная реальность" выделено восемь свойств виртуального события. Кратко рассмотрим их.

Непривыкаемость. Сколько бы раз данное событие не возникало, каждый раз оно переживается как необычное и непривычное.

Спонтанность. Никто в своих описаниях не говорит о точном моменте возникновения данного события. Нет временной границы довиртуального и послевиртуального режима. Всегда идет речь о себе уже в новом режиме. Виртуал возникает неожиданно и ненамеренно. Возникновение виртуала не контролируется сознанием и не зависит от воли (намерений и желаний) человека.

Фрагментарность. У человека, находящегося в виртуале, появляется ощущение какой-то отделенности, отдельности частей своего тела от себя (в таком случае говорят, например, о том, что руки не слушаются или же, наоборот, руки все делают сами). Виртуал порождается фрагментом человеческой деятельности, а переживается всем человеческим существом.

Объективность. О чем бы человек ни говорил - об изменениях в протекании деятельности, о наплыве чувств, о затмении сознания и т.п., он говорит о себе не как об активном начале, от которого исходят эти события, эти мысли, эти действия, а как об объекте, которого охватывают мысли, переживания, действия. Рассказ идет о том, что происходит с человеком, о том, чему он оказывается подвластным.

Изменение статуса телесности. В виртуале человек выходит из обычной реальности и переходит в другую, необычную реальность. Фактически это есть обретение другой телесности.

Изменение статуса сознания. В виртуале меняется характер функционирования сознания. В гратуале ("приятном " восприятии) сфера деятельности человека расширяется - человек легко схватывает и перерабатывает весь необходимый объем информации. В ингратуале сфера деятельности уменьшается - информация усваивается и перерабатывается с трудом.

Изменение статуса личности. В виртуале человек совсем иначе оценивает себя и свои возможности. В гратуале деятельность совершается без волевых усилий со стороны человека, как бы самопроизвольно, кажется текущей сама собой. Деятельность становится самодействующей силой. В ингратуале, напротив, осуществление деятельности возможно только с помощью напряжения волевых усилий. Она "не идет", "сопротивляется", тело человека "не слушается" его и т.п.

В разных конкретных случаях каждое из этих свойств может проявляться с различной степенью интенсивностью.

Категория "виртуальность" заставляет по-новому взглянуть на старые представления, в частности, об объективности "реального" мира. Известно, что если взрослому человеку, который от рождения слеп, восстановить зрение, то первое время он не видит ни цвета, ни предметов, а только более или менее плотную серую пелену. И лишь со временем и опытом формируется способность видеть предметы "как они есть". Это означает, что зрительная система лишь поставляет человеку сенсорные стимулы, а человек сам строит из них образы предметов, а также переживания и чувства, сопровождающие восприятие этих объектов. Это в свою очередь означает, что образ объективного мира является виртуальным, со всеми характеристиками виртуальной реальности, т.е. мы сами "разворачиваем" в своем подсознании "полный", виртуальный образ, со всеми сопутствующими впечатлениями, того, что нам представляет реальная реальность.

С другой стороны, если поместить человека в условия, когда в значительной мере сокращается доступ к нему чувственной стимуляции от внешнего мира, т.е. материала, из которого строится виртуальный образ мира, то нарушается работа психики в целом. Этот факт доказывает, что виртуальный образ мира не может существовать самостоятельно и независимо от константной реальности. Об этом же свидетельствует и эффект "крушения мира", возникающий при кратковременной невесомости, когда человеку кажется, что сейчас весь мир рушится, показывающий, что при нарушении константной реальности виртуальная тоже нарушается.

Принятие идеи виртуальности приводит к тому, что психика рассматривает ее как сложное образование, т.е. включающее в себя разнородные реальности, несводимые не только к непсихическим реальностям, но и друг к другу.

Существует обширное поле осмысления виртуальности. Философии и культурологии еще предстоит раскрыть, сколь тесно и глубоко идеи и представлении о виртуальности сплетены с сегодняшними процессами. Явно, эти процессы отражают нарастающую тенденцию к восприятию реальности человеком - как реальности многомерной. Несомненно, что все эти виды реальности весьма близки к чертам реальности виртуальной, если не прямо принадлежат ей. В известном смысле, мы уже близимся к появлению "виртуалистского мировосприятия" и человека, ориентированного на виртуальность, ориентированного на всех уровнях своей деятельности, начиная с телесного. В сфере компьютерных технологий и масскультуры, моментально - дискретных, вспыхивающих и сменяющихся блоков, аппарат человека весь перестраивается и настраивается на виртуальность, входит в особый виртуальный режим. И последствия этого еще не оценены в полной мере.

Приобщенность человечества к виртуальной реальности имеет и приобретения и опасные стороны. Так расширяется опыт, и способности человека, - но расширяются они за счет погружения в частичную, недовоплотившуюся и недооформившиюся реальность. Возникают симптомы энергетического упадка человека и мира - упадка не количественного, а качественного. В своем развитии они потенциально приводят к появлению типа "человека виртуального", который стремится замкнуться в горизонте виртуальной реальности, с трудом его покидает и вырабатывает специфические "виртуальные" стереотипы поведения и деятельности, к примеру, "виртуальное творчество", разлив которого мы уже наблюдаем: творчество без принятия ответственности и притязаний на истинность. Это еще предстоит осмыслить нашему обществу.

Что же касается связи между реальным миром и виртуальным, то несмотря на большое количество различий, существует одно четкое и непоколебимое звено между виртуальной и реальной реальностью это - ЧЕЛОВЕК.